Работа над «Замком Нейгаузен»

В период работы над «Замком Нейгаузен» Кюи создает свои первые камерные вокальные произведенияВ период работы над «Замком Нейгаузен» Кюи создает свои первые камерные вокальные произведения, в частности три романса соч. 3 («Тайна», «Спи, мой друг молодой», «Так и рвется душа») на стихи Виктора Крылова, который отмечал, что «один из этих романсов, именно „Тайна», особенно интересен: в нем тогда уже проявилось направление к музыкальной декламации, чем впоследствии отличалось творчество Кюи». По рекомендации Даргомыжского они были напечатаны в 1858 году петербургским издателем И. М. Бернардом, правда, без уплаты гонорара. «За все издаваемое впоследствии,— писал композитор,— я уже получал гонорар, хотя и скромный…» На всю жизнь он запомнил «новое, приятное ощущение, вызванное корректурами, запахом типографских чернил и превращением рукописи в печать».
Учеба в академии шла своим чередом. Учебных предметов там было значительно больше, «ем в училище, преподавание велось на высоком уровне. В академии Кюи изучал историю долговременной фортификации, ее применение к местности, строительное дело, артиллерию, тактику и стратегию, минералогию, военную географию, русский язык и даже танцы. Дифференциальное исчисление вел выдающийся русский математик академик М. В. Остроградский, по словам Кюи, «самый оригинальный» из всех преподавателей академии. «Громадного роста, тучный, одноглазый,— отмечал Цезарь Антонович в своих воспоминаниях, хранящихся в Военно-историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи, датированных январем 1917 года,— он входил в класс, писал на доске надлежащую формулу, садился, вынимал табакерку и, постоянно нюхая, выслушивал подготовленные анекдоты, преимущественно военные, из деяний семи великих полководцев и из Римской истории, которой он увлекался до того, что назначал у себя в классе консулов, сенаторов, трибунов». Очень ярко запомнился Кюи эпизод, происшедший на зачете по высшей математике, дававшейся ему с трудом. «Остроградский,— вспоминает композитор,— собирается мне поставить 9. Вдруг мой товарищ Струве (впоследствии строитель Литейного моста), точно по какому-то наитию, говорит: „Помилуйте, Ваше Превосходительство, ведь его зовут Цезарем».—„Цезарем? Вы тезка великого Юлия Цезаря?» Остроградский встал, отвесил мне глубокий поклон и поставил 12». Позже, уже на экзамене, Кюи отвечал хот« и бойко, но не точно, однако был опять оценен Остроградским высшим баллом. После экзамена он сказал Кюи: «Напишите вашим родителям благодарственное письмо за то, что назвали вас Цезарем, а то не иметь бы вам 12 баллов».
11 июня 1857 года Кюи был «по окончании полного курса наук отчислен от Академии на действительную службу, с оставлением при училище репетитором по топографии». 23 июня «по экзамену за отличные успехи в науках» он был произведен в поручики. С этого времени началась педагогическая деятельность Цезаря Антоновича в инженерном училище, а затем и в академии, с которой он был связан до самых последних дней жизни.
В конце июня Кюи уехал из Петербурга на очередную инженерно-топографическую практику, которую ему предстояло проходить в Новгородской губернии, недалеко от Валдая, небольшого старинного городка, знаменитого на всю Россию колокольчиками, звон которых раздавайся на всех трактах необъятной страны.
Цезарь, уроженец Вильно, а теперь житель величаво-стройного Петербурга с его четко распланированными проспектами и набережными, замечательными дворцами и парками впервые оказался в самой глубинке России, на древней, овеянной легендарной боевой славой новгородской земле. На него, человека чрезвычайно восприимчивого ко всему прекрасному, хотя и обладавшего уже с юных лет умом острым и самостоятельным, с немалой долей скептицизма, не могла не произвести сильного впечатления природа новгородского края, ее неброская, но на всю жизнь запоминающаяся, красота.
Кюи поселился недалеко от железнодорожной станции в деревне Порожки. В письме к Балакиреву он писал: «Местность необычайно красивая. Деревня лежит на берегу реки Валдайки, который необыкновенно крут и обрывист, речка с шумом бежит меж камней, берег противуположный совершенно полог и покрыт прекрасной рожью. Речка весьма извилиста, и вода в ней прозрачна, словом, вид такой красивый, что я не мог воздержаться, чтобы вам его не описать».

 

Статьи