Статьи

Свежие новости

Онлайн казино Вулкан - рай для ..
Привычные любителям азартных игр оффлайн заведения постепенно становятся символом уходящего прошлого ...

Тайский массаж - основные прин ..
Как бы не странно это звучало, но тайский массаж зародился в Индии, а вовсе не в Таиланде.

Детский клуб "Дирижабль"
Команда детского клуба "Дирижабль" уверена - для полноценного развития детей отдых необходим им не м ...

хостинг от .masterhost

Андрей Петров


Петров Андрей Павлович – классический композитор русского музыкального искусства. Он – известный деятель интеллигенции Санкт-Петербурга. Музыка, написанная Андреем столь разнообразна, что частенько создается впечатление, будто ее написали несколько человек.

История школы


Старейшим музыкальным учебным заведением Санкт-Петербурга является известная детская музыкальная школа имени Андрея Петрова. Открытие этого заведения датировано далеким 1925 годом. В то время это была простая детская музыкальная студия

       Категория  Дебюсси » "Фавн" Дебюсси

"Фавн" ДебюссиНаконец-то порвав с Вагнером, Дебюсси мог теперь заняться другими проектами, созревавшими в его воображении. Он начал работу над Струнным квартетом, вдохновленный, возможно, бывшими в моде последними квартетами Бетховена и камерными произведениями Франка, которые можно было тогда купить в Париже. Обратился композитор и к поэме Малларме, взволновавшей его своим сублимированным сладострастием,— «Послеполуденному отдыху фавна». Сама поэма, в которой, как и во всех своих творениях, Малларме стремился довести стихи до состояния, близкого к музыке, была рассчитана на то, что ее будут декламировать со сцены — в те времена это не было для публики чем-то необычным,— и Дебюсси первоначально планировал написать музыку, способную служить аккомпанементом для чтеца. Задумано было произведение в трех частях — Прелюдия, Интерлюдии и Парафраз,— однако закончена была только Прелюдия, работа над которой заняла два года.
В апреле 1893 года на концерте в Национальном музыкальном обществе вместе с произведениями друзей Дебюсси, Дюка и Шоссона, наконец-то прозвучала Дева-избранница. Отзывы последовали благоприятные, в особенности от учеников Франка, один из которых — д'Энди,— прощая Дебюсси прежнюю минутную слабость, был в таком восторге, что его похвала, по мнению Дебюсси, «способна была вогнать в краску даже белые лилии, покоящиеся в ладонях Пресвятой Девы». Остальные не были так великодушны. Язвительный критик из «Эха Парижа», Анри Готье-Виллар, известный под прозвищем Вилли, считал, что оратория представляет собой «симфоническое окно с заляпанным стеклом... более цветы зла, чем что-либо еще». Он явно намекал как на сходящую на нет моду на прера-фаэлизм, так и на атмосферу упадка, царившую в поэзии Бодлера. Бейи выпустил ограниченным тиражом роскошное издание оратории с иллюстрациями в гармонирующем с музыкой прерафаэлитском стиле, что подчеркивало изысканность самого произведения.
В мае Дебюсси наконец убедился, что выбранная им пьеса представляет собой идеальное либретто. Спектакль «Пеллеас и Мелизанда» состоялся в театре Буффе-Пари-зьен; ни публика, ни критики почти ничего не поняли, но Дебюсси наслаждался: он убедился, что первые чувства, испытанные при чтении пьесы, его не обманули, что это — как раз то, что ему нужно, и с новым энтузиазмом взялся за работу над оперой. В сентябре он писал Шоссону: «Свежайшие новости: К-А Дебюсси заканчивает сцену из Пеллеаса и Мелизанды («Фонтан в парке», акт IV, сцена IV), о которой желает знать мнение Э. Шоссона». Однако вскоре после этого признается, что порвал все написанное и начал писать партитуру сначала, потому что ему «явился призрак старого меченосца — Рихарда Вагнера».
Хотя работа продвигалась, композитор еще не получил разрешения Метерлинка на использование текста, поэтому он намеревался, взяв с собой для моральной поддержки Пьера Луиса, к концу года отправиться в Гент и встретиться с драматургом в его собственном доме. Первую остановку они сделали в Брюсселе, где навестили Изаи. Дебюсси пишет Шоссону, что великий бельгийский скрипач крепко обнял его и обращался с ним, «как с младшим братом».
«В тот незабываемый вечер я играл подряд Пять поэм Бодлера, Деву-избранницу и Пеллеаса и Мелизанду. Я охрип, как уличный газетчик ... что касается Изаи, то он пришел в исступление».
Обретя нового друга, они отправились дальше. Дебюсси рассказывал:
«Я виделся с Метерлинком и провел с ним в Генте весь день. Он сперва держался, как девица, которая встретила подходящего жениха, но после оттаял и сделался очаровательным. Он говорил о театре так, как может говорить только весьма выдающаяся личность. Что до Пеллеаса, то я получил полную свободу производить сокращения там, где пожелаю, и он даже показал мне несколько мест, где сокращения будут весьма желательны и важны. Он сказал, что ничего не понимает в том, что имеет отношение к музыке».
Дружеские отношения с Изаи получили дальнейшее развитие, когда в конце года скрипач со своим квартетом приехал в Париж на гастроли и включил в программу концерта в Национальном музыкальном обществе новый Струнный квартет ре мажор Дебюсси. Публику, больше привыкшую к Моцарту, Бетховену, Гайдну и Франку, среди которой, разумеется, были весьма тонкие ценители, музыка Дебюсси совершенно сбила с толку. Критики находили в ней отзвуки гамелана или «влияния молодой России», один из них счел произведение «озадачивающим, полным очарования и своеобразия... однако дьявольски трудным». Даже Шоссон опасался, что публика не примет это оригинальное лирическое творение, и Дебюсси писал ему: «Итак, я создам для вас другой квартет... и постараюсь придать форме больше достоинства». В этом заявлении композитора была большая доля неуверенности, так как произведение было включено в репертуар вместе с работой его современника, Равеля, на которого оказала большое влияние новизна музыки Дебюсси. Однако, хотя Дебюсси и назвал это произведение Первым квартетом, опус 10 (единственная работа, на которой стоит номер опуса), он так и не написал второй квартет.
Другой концерт квартета Изаи состоялся в Брюсселе 1 марта 1894 года. Произведение, над которым трудился Дебюсси — Прелюдия, Интерлюдия и Парафраз к Послеполуденному отдыху фавна,— было также включено в программу, однако композитор не был удовлетворен своей работой и забрал ее для последующего пересмотра. Фавна заменили Дева-избранница и несколько песен, которые исполнила певица, ставшая прославленной исполнительницей музыки Дебюсси, Тереза Роже. Она принимала участие в первой постановке Девы-избранницы, и композитор тайно обручился с ней, хотя через несколько месяцев, когда Габи узнала об этом и устроила ему серию скандалов, без объяснений расторг помолвку.
Концерт в Брюсселе был принят в основном хорошо, хотя кое-кто из бельгийских критиков нашел квартет «восточным» и «фантастическим». Пользовавшийся авторитетом Морис Куфферат писал: «И это называется музыка? Может быть, и так, в том смысле, в каком холсты неояпонистов, обитающих на Монмартре и в его бельгийских пригородах, можно назвать живописью». Он также заявил, что в Деве-избраннице есть обаяние, но по-прежнему много «неопределенности в выражении». В общем и целом, говорил критик, у него в продолжение концерта было «странное ощущение дискомфорта», какое бывает, когда просыпаешься после кошмара.
Оставляя подобные критические выпады без внимания, Дебюсси продолжал работать.
Он написал первый сборник Образов для фортепиано, но остался ими недоволен: «Эти пьесы похожи на беседу пианиста с инструментом. Они испугаются залитых светом салонов, посетители которых, в сущности, не любят музыку». При его жизни эти пьесы печатались только частично и целиком были опубликованы только в 1978 году под названием Забытые образы.