Статьи

Свежие новости

Онлайн казино Вулкан - рай для ..
Привычные любителям азартных игр оффлайн заведения постепенно становятся символом уходящего прошлого ...

Тайский массаж - основные прин ..
Как бы не странно это звучало, но тайский массаж зародился в Индии, а вовсе не в Таиланде.

Детский клуб "Дирижабль"
Команда детского клуба "Дирижабль" уверена - для полноценного развития детей отдых необходим им не м ...

хостинг от .masterhost

Андрей Петров


Петров Андрей Павлович – классический композитор русского музыкального искусства. Он – известный деятель интеллигенции Санкт-Петербурга. Музыка, написанная Андреем столь разнообразна, что частенько создается впечатление, будто ее написали несколько человек.

История школы


Старейшим музыкальным учебным заведением Санкт-Петербурга является известная детская музыкальная школа имени Андрея Петрова. Открытие этого заведения датировано далеким 1925 годом. В то время это была простая детская музыкальная студия

       Категория  Дебюсси » Метерлинк

Дебюсси и МетерлинкДобавочную порцию вульгарного современного реализма выплеснула на Париж состоявшаяся в тот год Всемирная выставка. Не в пример выставке 1889 года, оказавшей столь сильное влияние на Дебюсси, теперь там было мало источников художественного вдохновения, зато нынешняя выставка была отмечена тем, что для нее были воздвигнуты на редкость уродливые здания, в том числе — Дворец электричества и чертово колесо, которое еще тридцать лет возвышалось над Марсовым полем. Появление электрического освещения на улицах столицы и в домах некоторых богатых горожан некоторые сочли еще одним посягательством на характер города, и поэтому в атмосфере всеобщей банальности произведения Дебюсси — Струнный квартет, Дева-избранница и Песни Билитис в новом варианте, для голоса и фортепиано — должны были являть собой пример в высшей степени тонкого вкуса. Признание его дарований появляется в рапорте, составленном Альфредом Брюно для чиновников министерства культуры, гласившем, что, хотя Послеполуденный отдых фавна является одной из самых изысканных инструментальных фантазий, какие только были созданы молодыми композиторами французской школы, однако Дева-избранница для Брюно «чересчур утонченна, расплывчата и безжизненна», и, исходя из собственных эстетических взглядов, он считает более значительным произведением «Луизу».
Более заметным общественным достижением было исполнение первых двух частей Ноктюрнов в Концертном обществе Ламурё 9 декабря 1900 года. По этому поводу Альфред Брюно писал о Дебюсси с нескрываемым восхищением:
«Этот музыкант, чьи произведения так редко исполняются, является одним из самых оригинальных и замечательных творческих личностей нашего времени. Толпа его мало знает, он нигде не появляется, сочиняет, я предполагаю, только когда чувствует к этому склонность, и живет как отшельник, презирая всякого рода рекламную шумиху Что за восхитительный и редкостный экземпляр! Замкнувшись в себе, г-н Дебюсси, кажется, намерен выразить скорее мимолетные впечатления от сновидения, поисками которого он занят, нежели вечные мировые страсти, которых он избегает... Две части, которые мы только что слышали, показывают, что образ его мыслей остался прежним».
Вскоре после этого Дебюсси посвятил это блестящее произведение своей жене:
«Эта рукопись принадлежит моей крошке Лили-Лило. Все права защищены. Это — знак глубокого и страстного наслаждения, которое я испытываю, будучи ее супругом. Клод Дебюсси. В начале января 1901 года».
В апреле 1901 года Дебюсси, принимая во внимание его растущую славу, предложили пост музыкального критика в «Ревю Бланш». У этого журнала была небольшая читательская аудитория, однако он пользовался авторитетом, и именно там Дебюсси впервые проявил свой талант журналиста, умение выразить свои мысли точно и сжато. Выступая под маской г-на Кроше, «Дилетанта-Ненавистника», «строгого сморщенного господина», он высказывал свое мнение обо всем, начиная с Римской премии и заканчивая виртуозами и оперой:
«Заметили ли вы враждебное отношение слушателей, сидящих в концертном зале? Хорошо ли вы разглядели на их лицах почти блаженное выражение скуки, безразличия и глупости?» — спрашивает г-н Кроше и продолжает, выражая кредо Дебюсси:
«Во всех произведениях я стараюсь уловить разнообразные импульсы, одушевляющие их, понять их внутреннюю жизнь. Разве это не интереснее, чем разбирать их на составные части, как занятные часы?»
И снова:
«Дисциплину нужно искать в свободе... Не слушайте ничьих советов, слушайте ветер, в шуме которого звучит мировая история».
Говоря о национальной опере, в частности, в связи со своими надеждами на постановку Пеллеаса и Мелизанды, Дебюсси заявлял:
«Нездешний человек может спутать это с вокзалом, а оказавшись внутри — с турецкой баней... Музыка приобретает помпезные пропорции здания, соперничая со знаменитой большой лестницей, которая из-за ошибки в перспективе или перегруженности деталями фактически теряет свою значительность...»
Это, однако, не имело значения для зала, нашпигованного салонными ложами, бывшими «самым удобным местом для того, чтобы вообще не слышать никакой музыки». Для создателя Пеллеаса и Мелизанды посещавшая оперу публика, которую составляли в основном люди из общества, ехавшие на спектакль из Жокей-клуба, где выставлялись напоказ самые модные новинки сезона, или с вечеринок, где люди из общества соблазняли куртизанок, должна была представлять собой самое удручающее зрелище, но к его высказываниям, хотя они были язвительными и остроумными, никто особенно не прислушивался, и вскоре Дебюсси фактически стал считать их просто дополнительным источником дохода. Позже, однако, он собрал эти статьи, подготовив некоторые из них вместе с написанными позднее для публикации под названием «Г-н Кроше, Дилетант-Ненавистник». Эта книга была издана после смерти композитора.
Проработав музыкальным критиком шесть месяцев, Дебюсси уволился, сочтя, что обязанность слушать чужую музыку, часто оставлявшую его равнодушным, мешает его творческой деятельности. Однако в 1901 году он смог закончить свое первое действительно характерное фортепианное произведение — сюиту Для фортепиано. Опера Пеллеас и Мелизанда близилась к завершению, в следующем году планировалась ее постановка в Опера-Комик. В то время, когда шла работа над этими произведениями, 27 октября в Концертном обществе Ламуре впервые были исполнены все три части Ноктюрнов — Облака, Празднества и Сирены, с восторгом встреченные и слушателями, и критикой. «Курьер Ундин» писал: «Более сладостной импрессионистской симфонии невозможно себе представить. Это создано из одних только всплесков звука», а другие газеты поместили не менее восторженные отзывы, в один голос говоря, что Дебюсси добился «полной ясности мысли и точности выражения».
Предпринимая редкую попытку объяснить суть произведения, Дебюсси написал в программке:
«Название Ноктюрны следует понимать в его обобщающем и декоративном значении. То есть нас должно занимать в первую очередь не соблюдение традиционной формы ноктюрна, а поэтическое значение этого слова: ассоциативный ряд, впечатления и особые световые эффекты. Облака: здесь мы видим неизменное небо с медленно и меланхолично плывущей по нему вереницей облаков, но заканчивается она страдающим серым облаком, потихоньку растворяющимся в белом. Празднества: здесь воздух движется в ритме танца, с внезапными вспышками света. Здесь также присутствует эпизод с процессией, это — видение, ослепительное, но целиком фантастическое, которое проходит сквозь праздник и перепутывается, однако праздник на заднем плане, в котором смешивается музыка и светящаяся пыль, продолжается в общем ритме. Сирены, море, его несчетные ритмы, где над волнами, посеребренными лунным светом, разносится пение сирен, смеющихся и исчезающих».