Статьи

Свежие новости

Онлайн казино Вулкан - рай для ..
Привычные любителям азартных игр оффлайн заведения постепенно становятся символом уходящего прошлого ...

Тайский массаж - основные прин ..
Как бы не странно это звучало, но тайский массаж зародился в Индии, а вовсе не в Таиланде.

Детский клуб "Дирижабль"
Команда детского клуба "Дирижабль" уверена - для полноценного развития детей отдых необходим им не м ...

хостинг от .masterhost

Андрей Петров


Петров Андрей Павлович – классический композитор русского музыкального искусства. Он – известный деятель интеллигенции Санкт-Петербурга. Музыка, написанная Андреем столь разнообразна, что частенько создается впечатление, будто ее написали несколько человек.

История школы


Старейшим музыкальным учебным заведением Санкт-Петербурга является известная детская музыкальная школа имени Андрея Петрова. Открытие этого заведения датировано далеким 1925 годом. В то время это была простая детская музыкальная студия

       Категория  Дебюсси » Последние месяцы

Последние месяцы жизни ДебюссиПадение дома Ашеров стоит в одном ряду с такими блестящими постановками, как Игры и Мученичество святого Себастьяна, и мастерское использование музыкального пространства и вокальной декламации передает именно ту всеохватную «прогрессию мучительного страдания», которая пронизывает новеллу и которая преследовала Дебюсси более десяти лет. Если бы эта опера не рассматривалась только как музыкальная диковинка, ее можно было бы сравнить с постановкой «Замка герцога Синей Бороды» Бартока — произведением, написанным в тот же период и проникнутым тем же духом символизма и психологической одержимости. Война была мучительной пыткой для художников всех видов искусства. Мучительные страдания Родерика Ашера и Синей Бороды вскоре сменил пронзительный крик «антиискусства» в манифесте дадаистов в 1916-м. Но в этом же году великий мастер импрессионизма Моне писал в своем саду, неподалеку от Парижа, спокойную, ясную серию «Кувшинок» как завещание здравомыслия, которого мир временно лишился.
Из-за болезни Дебюсси не мог уехать из Парижа летом. Но в октябре он ощутил заметное улучшение, придавшее ему сил для поездки с семьей в Муло-Аркашон, местечко возле мыса Фера на юге Франции. Сражение при Сомме и длившееся год сражение в Вердене наметили некоторое улучшение в позициях союзников, но достигнуто это было страшной ценой сотен жизней. Однако среди света и знакомых с детства пейзажей Дебюсси почти забыл о войне и даже начал делать наброски для Скрипичной сонаты, хотя вскоре состояние его снова ухудшилось. Он писал Дюрану:
«Муло не спасло меня, и больше я не напишу ни одного шедевра. Я оказался в состоянии сделать лишь несколько набросков для будущих сочинений. Никогда еще жизнь в гостинице не была настолько неприятна. Здесь даже стены враждебны, не говоря уже о постоянном пребывании в этом ящике с порядковым номером».
Он вернулся в Париж в конце октября и в привычной домашней обстановке снова принялся за Сонату для скрипки и фортепиано. С перерывами он работал над ней в течение зимы и в первые дни весны, отвлекаясь лишь на то, чтобы принять участие в патриотическом проекте вместе со своим другом Луи Лалуа. Сюжет кантаты Ода Франции (на слова Лалуа) был интерпретацией предания о Жанне д'Арк. И как только Дебюсси получил первые части текста, он сразу же набросал краткий вариант партитуры и немедленно продолжил работу, когда были готовы остальные стихи. Однако ему не удалось завершить это произведение. В черновом варианте оно было найдено после его смерти и завершено, а также оркестровано Мариусом-Франсуа Гайаром спустя десять лет. Премьера кантаты состоялась в зале Плейель, в Париже, но она была воспринята многими как недостойная дань композитору, который написал лишь набросок, за короткое время и к тому же в состоянии умственного и физического расстройства.
Некоторое напряжение чувствуется в последнем завершенном Дебюсси сочинении. Скрипичная соната была окончена в марте, хотя ценой немалых усилий и отказа по крайней мере от одного финала. В письме к Годе Дебюсси скромно предполагал, что соната может быть интересна «с документальной точки зрения и представляет пример того, что больной человек может написать во время войны».
Наблюдая за весьма успешным редактированием Дебюсси произведений Шопена и учитывая, что в данное время он работал над собственной скрипичной сонатой, издатель композитора обратился к последнему с просьбой отредактировать «Скрипичные сонаты» Баха. Дебюсси, назвав эту работу чуждой себе по духу, писал Дюрану:
«...Все его изумительное мастерство письма... не восполняет ужасной пустоты, которая увеличивается от намерения извлекать любой ценой пользу из всякой идеи».
Дебюсси представил несколько фортепианных произведений на благотворительном концерте в помощь французским войскам в марте 1917 года. Премьера сонаты состоялась лишь 5 мая в зале Гаво, скрипичную партию в дуэте с автором исполнил, однако, не Хартман, а Гастон Пуле. Андре Суаресу принадлежит словесный портрет Дебюсси, написанный во время одного из последних появлений композитора на сцене:
«Я был поражен не столько его худобой или разрушенностью, сколько его отсутствующим видом и неимоверной усталостью. Лицо его имело цвет пепла и казалось вылепленным из воска. В его глазах не сверкало пламя лихорадки, они были тусклые, словно вода в омуте. В его мрачной улыбке даже не было горечи, а сквозила скорее тоска страданий... Его кисть, округлая, мягкая, полная, епископская, висела на его руке, его рука своей тяжестью будто тянула вниз все тело; и на нем лишь голова жила — единственной, чудесной, но такой горькой жизнью. Некоторые из пришедших на концерт обманывали сами себя, говоря о нем с уверенностью; они находили, что состояние его здоровья было намного лучше, чем они ожидали... Он посмотрел на слушателей безжизненным взглядом из-под дрожащих век... Он был крайне смущен, как это может быть только с артистом, который ненавидит и почти стыдится своего страдания. Говорили даже, что он запустил свою болезнь, скрывая ее. Чувственные люди более других заботятся о том, чтобы скрывать свои физические недостатки...»
Летом Дебюсси перенес вторую операцию, но она могла лишь приостановить развитие болезни на несколько месяцев. Однако несмотря на мучительные страдания, он все еще лелеял замыслы новых произведений. Вдохновленный неизвестным автором, осуществившим постановку «Венецианского купца» — под названием «Шейлок» (для нескольких эпизодов прекрасное музыкальное сопровождение подготовил Форе),— Дебюсси обсуждал сотрудничество с деятельным поэтом Туле. Композитор как раз писал музыку к постановке оперы Как вам это понравится?, без сомнения, почти в такой же манере. Однако этот замысел остался нереализованным, так же как и проект оперы на ост-индскую тему. Ее предложил д'Аннунцио в своем письме к Дебюсси из Фьюма, где он стал военным губернатором. Итальянский поэт в самых теплых, сердечных словах выражал надежду снова увидеть Дебюсси по окончании войны. Но этому не суждено было случиться. Дебюсси, кроме того, задумал серию миниатюрных концертов в том же духе, что и его сонаты. Но и это были лишь идеи деятельного ума, не способного подчинить себе пораженное болезнью тело.
В июне, на концерте под управлением Молинари, он, сидя в зале, среди публики, слушал Море в блестящем исполнении. Затем в июле, желая отдохнуть от шумной столицы, семья Дебюсси еще раз проводит отпуск на юге Франции, в Сен-Жан де Люзе (в Пиренеях), в надежде, что горный воздух поможет выздоровлению музыканта. Оттуда Дебюсси писал Дюрану:
«Теперь я ужасно устал. Недавняя болезнь вселила в меня отвращение ко всякой работе. Бывают утра, когда одевание кажется мне одним из двенадцати подвигов Геркулеса. Я с нетерпением жду, неважно — революции или землетрясения,— что избавило бы меня от этого беспокойства. Не будучи пессимистом, могу сказать, что жизнь для меня — слишком тягостное испытание. Я должен бороться с болезнью и одновременно с самим собою... Я чувствую, что досаждаю всем...»
Пуле навестил его на отдыхе, и Дебюсси нашел силы для последнего своего публичного выступления: вместе с Пуле он исполнил Скрипичную сонату. Сочинение было встречено бурными аплодисментами, с вызовом на бис второй его части.