Статьи

Свежие новости

Онлайн казино Вулкан - рай для ..
Привычные любителям азартных игр оффлайн заведения постепенно становятся символом уходящего прошлого ...

Тайский массаж - основные прин ..
Как бы не странно это звучало, но тайский массаж зародился в Индии, а вовсе не в Таиланде.

Детский клуб "Дирижабль"
Команда детского клуба "Дирижабль" уверена - для полноценного развития детей отдых необходим им не м ...

хостинг от .masterhost

Андрей Петров


Петров Андрей Павлович – классический композитор русского музыкального искусства. Он – известный деятель интеллигенции Санкт-Петербурга. Музыка, написанная Андреем столь разнообразна, что частенько создается впечатление, будто ее написали несколько человек.

История школы


Старейшим музыкальным учебным заведением Санкт-Петербурга является известная детская музыкальная школа имени Андрея Петрова. Открытие этого заведения датировано далеким 1925 годом. В то время это была простая детская музыкальная студия

       Категория  Дебюсси » Премьера Моря

Премьера Моря ДебюссиВ октябре 1905 года состоялась долгожданная премьера Моря в концерте общества Ламурё; оркестром дирижировал Камиль Шевийяр. Это было посредственное во всех отношениях исполнение, так как Шевийяр оказался далек от понимания новаторских особенностей вверенной ему партитуры. Многих постигло разочарование. Пьер Лало, порвавший с Дебюсси из-за истории с Лили, вспоминал тему моря в Пеллеасе и Мелизанде, которую он считал превосходной:
«Мне кажется, что в Море нет уже ни той силы, ни той непосредственности восприятия. Я думаю, Дебюсси скорее желал чувствовать, чем действительно чувствовал глубокое и живое волнение, идущее из самого Сердца. С первых же тактов я увидел перед собою не подлинную картину Природы, а лишь ее репродукцию,— изумительно тонкую, замысловатую и изящную, но, несомненно, репродукцию... Я не слышу, не вижу, не чувствую моря».
Остальные критики были озадачены подзаголовком «Три симфонических эскиза», который Дебюсси выбрал, чтобы избежать сходства с трехчастной французской симфонией, представленной в тот период в творчестве Франка, Шоссона и других композиторов. Для критиков это была именно симфония, написанная строго в соответствии с принятыми канонами; они отказывались видеть в ней «программное сочинение». Хотя один из них, М. Д. Кальвокоресси, который позже стал другом и единомышленником композитора, отметил «новую фазу в эволюции Дебюсси»: «Складывается впечатление, что Дебюсси здесь собрал воедино и «отполировал» все свои многочисленные открытия».
В обстановке враждебных выпадов и недобрых слухов, распространявшихся о Дебюсси, едва ли его музыку слушали беспристрастно. И лишь спустя три года Море было признано истинным шедевром, каким оно в действительности и является. Однако второй брак провел в жизни Дебюсси роковую черту, положившую конец его беспечному существованию.
Постепенно шум, поднявшийся вокруг Дебюсси, утих, и неприязнь уже не выражалась столь открыто, поскольку он всецело оградил себя как от недоброжелателей, так и от назойливых поклонников. Последние, так называемые дебюссисты, представляли собой шумную клаку, подражавшую своему кумиру даже в необычном фасоне шляп и громко, с криками, защищавшую его музыку на спектаклях и концертах. «Дебюссисты сражают меня наповал»,— жаловался композитор.
Окруженный домашним уютом, у семейного очага, Дебюсси не стремился подавить в себе все возраставшую склонность к уединению. Его не видели больше в фешенебельных кафе и ресторанах, которые он так часто посещал в дни беспечной молодости, теперь его увлекали идеи мистического погружения в музыку. Свои мысли он излагает в одном из писем:
«Музыка должна быть герметической, скрытой от посторонних глаз наукой, бережно хранимой в книгах настолько трудных для понимания, что лишь недоумение стало бы уделом презренной толпы, для которой музыка — случайная вещь, вроде носового платка... Вместо бесполезных попыток научить людей ценить это искусство, я предлагаю основать Общество эзотерической музыки».
В то же время в сочинении музыки Дебюсси уподоблял себя алхимику; извлечение из тишины тех чарующих звуков, которые ласкают слух в его произведениях, было для него сродни магическому действу. И чаще всего он заводил разговор о своих «самых последних экспериментах в музыкальной химии».
В 1905 году он написал первую из двух серий фортепианных пьес под общим заглавием Образы (серия, над которой он работал в 1894-м, осталась неопубликованной). Здесь Дебюсси снова экспериментирует, пытаясь найти музыкальное воплощение «отражений в воде», а также выразить глубочайшее (эзотерическое) уважение к Рамо, композитору начала XVIII века, одну из опер которого Дебюсси редактировал в то время. Именно в этих пьесах было закреплено использование целотонной гармонии с целью избежать мажорной и минорной тональностей. Отослав первую серию пьес Дюрану, в тот же год Дебюсси напишет пророческие слова:
«Без ложного тщеславия, я верю, что эти три пьесы удались и займут свое место в литературе для фортепиано... по левую сторону от Шумана... или по правую сторону — от Шопена»
Впервые исполненные Рикардо Виньесом 3 марта 1906 года на концерте Национального общества, они снискали огромный успех. Это было одно из нескольких сочинений композитора, принятых публикой в тот год; хотя, руководствуясь запросами слушателей, вновь обративших свои взоры на автора Пеллеаса и Мелизанды, некоторые издатели — те, что получили права на публикацию ранних произведений Дебюсси в период серьезных финансовых затруднений композитора — начали теперь переиздавать их под новыми заголовками. Так, кроме написанных Дебюсси в молодости Штирийской тарантеллы и романса Фонтан (в чужой обработке), были опубликованы еще и две оркестровые интерлюдии из кантаты Блудный сын. В результате музыканта стали обвинять в том, что он исчерпал свои творческие возможности и что, за неимением новинок в «меню», он подает «разогретые блюда». Дебюсси не подтверждал эти слухи, но и не в его власти было их опровергнуть. Когда он узнал об исполнении интерлюдии Танец и шествие (из Блудного сына) в концерте под управлением Эдуарда Колонна, он мог лишь написать своему издателю Дюрану о том, что «едва ли это вызвало у публики живой интерес» в сравнении с Морем, Ноктюрнами и Образами: «Мне следовало бы опасаться обвинений в возвращении к моим прежним сочинениям из страха, что мое имя исчезнет с концертных афиш».
Весьма красноречивы слова одного из чрезмерно бдительных критиков, Эмиля Вюйермоза:
«Кое-кто удивляется, неужели в эти долгие периоды полного бездействия Дебюсси понемногу утрачивает свое изумительное мастерство... благодаря которому он стал одним из самых замечательных поэтов современного оркестра... Пусть же автор Пеллеаса обратит внимание на произведения тех молодых композиторов, что считаются его учениками... В них, при умелом рассмотрении, «учитель» найдет все новые звучные краски, которые он как будто позабыл».
Однако несмотря на эти препятствия и даже на личную трагедию — смерть отца в 1906 году,— Дебюсси упорно работал. Черпая творческие силы в кругу семьи, вдохновленный детской комнаткой и первыми шагами Шушу, он принялся за новую сюиту из фортепианных пьес — в знак нежной любви к жене и дочке. Сюита получила название Детский уголок. Помимо этого, он снова увлекся своими набросками к опере Чёрт на колокольне, но тут же оставил их ради работы над новым проектом — оперой Тристан и Изольда. Она должна была быть основана на песнях и историях трубадуров и так же выдержана во французском духе, как «Тристан» Вагнера — в немецком (лишнее подтверждение нежелания Дебюсси повторять самого себя в Пеллеасе и Мелизандё).

Наш сайт flo4you.ru - букет невесты, свадебные букеты. Мы предлагаем только оригинальный дизайн для вашего праздника. Вы не разочаруетесь!