Статьи

Свежие новости

Онлайн казино Вулкан - рай для ..
Привычные любителям азартных игр оффлайн заведения постепенно становятся символом уходящего прошлого ...

Тайский массаж - основные прин ..
Как бы не странно это звучало, но тайский массаж зародился в Индии, а вовсе не в Таиланде.

Детский клуб "Дирижабль"
Команда детского клуба "Дирижабль" уверена - для полноценного развития детей отдых необходим им не м ...

хостинг от .masterhost

Андрей Петров


Петров Андрей Павлович – классический композитор русского музыкального искусства. Он – известный деятель интеллигенции Санкт-Петербурга. Музыка, написанная Андреем столь разнообразна, что частенько создается впечатление, будто ее написали несколько человек.

История школы


Старейшим музыкальным учебным заведением Санкт-Петербурга является известная детская музыкальная школа имени Андрея Петрова. Открытие этого заведения датировано далеким 1925 годом. В то время это была простая детская музыкальная студия

       Категория  Дебюсси » Новая любовь

Новая любовь Дебюсси1904 год начался неудачно: вскоре после того как Рикардо Виньес, знаменитый исполнитель сочинений Дебюсси, дебютировал в Национальном обществе с Эстампами для фортепиано, Равель заявил о подозрительном сходстве между «Хабанерой», рукопись которой находилась в это время у Дебюсси, и второй частью новой пьесы Вечер в Гранаде. Видимо, не разделяя мнения Альбениса, который называл музыку Дебюсси прекрасным отголоском Испании и «залитыми лунным светом водами близ Альгамбры», Равель счел себя жестоко оскорбленным и устроил публичный скандал. Дебюсси никогда не придавал значения странному, но вполне очевидному влиянию творчества некоторых композиторов на свою музыку — существует, например, определенное сходство между темами Мусоргского и партиями ненавистной Луизы в Ноктюрнах. При желании можно было бы указать и на другие «заимствования», но ни одно из них нельзя рассматривать как повод для обвинения в открытом плагиате. Дебюсси мог бы процитировать в ответ высказывание Уайльда о желании придать цветку с тремя лепестками более совершенные очертания, наделив его еще и четвертым,— но вместо этого он решительно отрицал справедливость обвинений Равеля, доказывая, что по рассеянности потерял рукопись «Хабанеры», даже не взглянув на нее,— и это раздражало Равеля еще больше. До суда дело не дошло, однако нервы у обеих сторон были подпорчены изрядно. И лишь несколько лет спустя, когда была опубликована «Испанская рапсодия», включавшая в себя и оркестрованную «Хабанеру», Равель заботливо проследил, чтобы в конце была указана точная дата написания его произведения.
Более серьезные осложнения, положившие начало крупному скандалу, возникли после того как Рауль Бардак, бравший уроки у Дебюсси, представил его своей матери, Эмме Бардак, еврейке по национальности, жене преуспевающего банкира. Дебюсси восхищался голосом этой женщины и раньше, когда она исполняла мелодии Форе, Дюпарка и их современников в салонах своих состоятельных друзей. Согласно одной из дневниковых записей, вдвоем с Клодом они часто совершали прогулки по Булонскому лесу в экипаже Эммы, и в этой романтической обстановке Дебюсси, подобно героям многих французских романов того времени, признался Эмме в любви. Из дружбы их отношения переросли в нечто большее,— в это время Дебюсси уже окончательно решил оставить Лили. Лето он проводит с мадам Бардак на острове Джерси, где, увлеченный бурным потоком своего чувства к Эмме, он пишет фортепианные пьесы Маски и Остров радости, обе вдохновленные живописью Антуана Ватто, художника XVIII века. Его картина «Отплытие на Цитеру», на которой изображены влюбленные, стремящиеся попасть на Остров любви, во владения Афродиты, символизировала в воображении Дебюсси его собственное «бегство» с возлюбленной на Джерси.
По возвращении в Париж Дебюсси откровенно признался Лили в том, что расстался с ней ради Эммы Бардак. Последовала душераздирающая сцена, которая, как и разрыв с Габи, не обошлась без револьвера. Однако на этот раз охваченная отчаянием Розали попыталась застрелиться.
Она попала в больницу, где Дебюсси, кажется, даже не навещал ее, оставляя без внимания и неоплаченные счета за лекарства. Между тем состояние Лили было крайне тяжелым, почти смертельным. Разразился огромный скандал, каждая заметка в газете на эту тему лишь подливала масла в огонь, ведь Дебюсси уже стал к тому времени знаменитым автором Пеллеаса и Мелизанды. Лили постепенно выздоравливала, но счета за ее лечение по-прежнему оставались неоплаченными. Большинство друзей Дебюсси не одобряли его поведения, считая, что Клод поступил с Лили жестоко, бросив ее ради богатой светской женщины. Многие, как, например, Пьер Луис, даже не скрывали от него свою неприязнь. Встав на сторону Лили, они собирали деньги, чтобы помочь ей. Коллеги-музыканты также отвернулись от Дебюсси. Форе отказывался разговаривать с ним, имея на то свои причины: он сам увлекся Эммой Бардак еще в 1892 году и даже посвятил ей цикл романсов «La Bonne Chanson». Все это было для Дебюсси тяжелым ударом.
В сентябре он пишет Мессаже:
"В последние несколько месяцев моя жизнь была странно причудливой, гораздо более странной, чем я мог пожелать. Не буду вдаваться в подробности: сейчас для меня это нелегко... Я пережил много падений и причинил самому себе такую боль, что чувствую себя крайне опустошенным... Тоскую по Клоду Дебюсси, который с такой радостью работал над Пеллеасам и Мелизан-дой, так как, говоря между нами, я не обрел его снова, и это — одно из многочисленных моих несчастий".
Однако даже несмотря на столь тяжелые испытания, он не смог бы забыть Лили. Когда-то Дебюсси любил ее и даже воплотил ее образ в пьесе Братья по искусству, над которой работал вместе с Рене Петером. В ней он обращался к Лили: «Ты не претендуешь быть музой, которая отпугивает воробьев. Ты не делаешь себе прическу, как у женщин на старинных фресках. Твои духи источают прелестный аромат, и ты сладкая, словно персик...» Во многих отношениях она так и не пришла в себя от того, как он с ней поступил, и, пожалуй, Дебюсси заслуживает легкого упрека за это.
Несмотря на состояние «крайней опустошенности», Дебюсси находил в себе силы работать. Кроме двух фортепианных пьес, уже упомянутых нами, за этот год он написал еще несколько произведений: Танцы (Священный и Мирской) для арфы с оркестром, заказанные фирмой Плейеля с целью продемонстрировать возможности новой — хроматической — арфы, Три песни Франции по мотивам стихотворений Шарля Орлеанского и вторую серию Галантных празднеств — обе серии вышли с посвящением: «Моей маленькой Эмме, с благодарностью». Еще две пьесы были заказаны Дебюсси известным импресарио Антуаном для постановки пьесы «Король Лир» в театре Одеон. Однако «семейные бедствия», как Дебюсси называл разрыв с Лили, помешали ему завершить работу над проектом,— пьесы так и не были исполнены. По возможности он продолжал работу над Морем. В это же время перед Дебюсси предстала миссис Холл, требуя заказанную ею пьесу для саксофона. Дебюсси писал:
"Если учесть, что эта рапсодия была заказана, оплачена и «съедена» больше года тому назад, можно подумать, что я в какой-то степени нахожусь в зависимости от нее".
И еще:
"Американцы настырны до невозможности. Саксофонистка приехала в Париж... и уже спрашивает о своей пьесе... Вот почему я отчаянно ищу новые комбинации, рассчитанные на то, чтобы продемонстрировать все возможности этого «водного» инструмента".
Однако несмотря на все настойчивые требования упрямой леди, Дебюсси так и не закончил работу над рапсодией. Позже, после смерти композитора, она была завершена и оркестрована коллегой Дебюсси — Роже-Дюкассом; и, как известно, миссис Холл никогда не исполняла ее: ни в ярко-розовом платье, которое так смутило Дебюсси, ни в каком-либо другом облачении.