Статьи

Свежие новости

Онлайн казино Вулкан - рай для ..
Привычные любителям азартных игр оффлайн заведения постепенно становятся символом уходящего прошлого ...

Тайский массаж - основные прин ..
Как бы не странно это звучало, но тайский массаж зародился в Индии, а вовсе не в Таиланде.

Детский клуб "Дирижабль"
Команда детского клуба "Дирижабль" уверена - для полноценного развития детей отдых необходим им не м ...

хостинг от .masterhost

Андрей Петров


Петров Андрей Павлович – классический композитор русского музыкального искусства. Он – известный деятель интеллигенции Санкт-Петербурга. Музыка, написанная Андреем столь разнообразна, что частенько создается впечатление, будто ее написали несколько человек.

История школы


Старейшим музыкальным учебным заведением Санкт-Петербурга является известная детская музыкальная школа имени Андрея Петрова. Открытие этого заведения датировано далеким 1925 годом. В то время это была простая детская музыкальная студия

       Категория  Творчество Шопена » 3.Джевецкий

3. Джевецкий о ШопенеЕсли интерпретация произведений великих композиторов требует разрешения ряда вопросов, связанных с эпохой их возникновения, с их выразительными средствами и стилистическими особенностями, вопросов, рассматриваемых с учетом характерного для нашего времени восприятия, то это касается также интерпретации произведений Шопена. В репертуаре пианистов всех национальностей произведения Шопена занимают одно из главных мест. Это обусловлено не только исключительным пианизмом этих произведений и их доступностью для широких масс слушателей концертов или радиопередач, но прежде всего их красотой, облеченной в форму звуков, полных поэзии и очаровательности, богатством их выразительных средств и настроений, изысканностью формы, столь адекватной содержанию.
Однако не каждый исполнитель, приобщающийся к музыке великого польского композитора, заслуживает почетного звания шопениста, хотя установить единые критерии для так называемого «шопеновского стиля» исполнения чрезвычайно трудно, а, быть может, и вовсе невозможно. Причина этого заключается в том, что, с одной стороны, подход к творчеству Шопена подвергался и подвергается эволюции по мере развития средств музыкальной выразительности, новых достижений в конструкции и масштабах звучания фортепиано, изменения эстетических взглядов; с другой же стороны — существуют разные принципы интерпретации, зависящие от характера восприятия и взглядов исполнителя, например, принципы классической, романтической или экспрессионистской интерпретации, проявляющиеся с разной силой по отношению ко всей музыкальной литературе.
В свете вышесказанного следует, что все попытки установить единые научно-эстетические критерии заранее обречены, с художественной точки зрения, на неудачу. Установление этого факта заставляет нас искать возможности приблизиться к Шопену другим путем, а именно: путем попытки выделения таких характерных особенностей его музыки, которые могли бы послужить в качестве хотя бы ориентировочного ключа для правильного истолкования шопеновского текста. Бросая лишь первый поверхностный взгляд на место Шопена в истории музыки XIX столетия, мы уже имеем серьезный материал для того, чтобы правильно подойти к вопросу. Наиболее часто определение: Шопен-романтик. Оно правильно, если говорить об идейной атмосфере эпохи в целом, но оно неправильно, если говорить о стиле Шопена, ибо подгонять его творчество к узким рамкам стиля, отмеченного уже явной печатью упадка, несомненно было бы ошибкой. Музыка Шопена, с одной стороны, новаторски уходит далеко вперед, неся в себе творческий зародыш расширения рамок тональной системы, с другой стороны, черпает свою силу в наиболее жизненных, прогрессивных, великих традициях прошлого. Моцарт был для Шопена непревзойденным образцом совершенства, а с «Хорошо темперированным клавиром» Баха он не расставался до конца жизни.
А содержание, а выразительные средства! Несомненно это наиболее концентрированная эссенция эмоционального напряжения, выраженная в наиболее сжатой и лаконичной форме во всей музыкальной литературе; кристаллическая ясность широчайших горизонтов творческой фантазии; созерцание и ощущение самых сложных настроений и сокровенных движений души, наряду с героическими порывами и революционным пафосом; беззаботное веселье, чередующееся с грустью и раздумьем; сокровища совершеннейших миниатюр, наряду с монументальными, гениально выполненными конструкциями. И, в сущности, ни одного такта без музыки, ни одной фразы для внешнего эффекта и показной виртуозности.
Из вышеприведенных рассуждений и замечаний уже можно сделать ряд выводов, а знакомство с высказываниями самого Шопена, свидетельства его современников, традиции, переданные нам его учениками, и, наконец, образцы великих шопенистов могут помочь мыслящему художнику найти путь правильного истолкования бессмертных текстов Шопена. Это истолкование лишь в некоторых, самых общих отношениях, может считаться правильным, правдивым или только избегающим ошибочного подхода. Интерпретация произведений Шопена, как мы уже заметили, может носить классический, романтический или даже экспрессионистский характер, как вследствие необычайного богатства содержания, так и по причине непреходящего значения его творчества, отражающего самые глубокие, вечно существенные человеческие эмоции и стремления. Лирик найдет в творчестве Шопена сокровища поэзии и чувств; эпик — широкий размах, боевой порыв и тихий покой; классик—изумительное чувство меры и совершенную продуманность фактуры; виртуоз — чистый пианизм. Правда, огромная любовь к вокальному искусству, наблюдавшаяся у Шопена с раннего возраста, не послужила ему стимулом к оперному творчеству, которого так упорно требовали от него современники, но она несомненно оказала влияние на так называемую «вокальность» его мелодики и кантилены, на певучесть фиоритур, плавность аккомпанемента, составляющего зачастую, по выражению композитора, главную красоту произведения, на «мелодичность» столь богатых творческими идеями связующих частей или же замысловатые переплетения и сочетания фигур и фигурации, внешне чисто технических.
А простота и естественность выражения чувств к семье и близким, юмор и остроумие, изящество в обхождении с людьми, которыми восхищались современники, наконец, пламенная любовь к родной стране, из которой композитор вынес самые ценные традиции и атмосферу подлинно] о отечественного фольклора, пейзажа и людей, — разве все это не должно быть принято во внимание каждым пианистом, приступающим с должным пиэтетом к раскрытию музыки Шопена?