Статьи

Свежие новости

Онлайн казино Вулкан - рай для ..
Привычные любителям азартных игр оффлайн заведения постепенно становятся символом уходящего прошлого ...

Тайский массаж - основные прин ..
Как бы не странно это звучало, но тайский массаж зародился в Индии, а вовсе не в Таиланде.

Детский клуб "Дирижабль"
Команда детского клуба "Дирижабль" уверена - для полноценного развития детей отдых необходим им не м ...

хостинг от .masterhost

Андрей Петров


Петров Андрей Павлович – классический композитор русского музыкального искусства. Он – известный деятель интеллигенции Санкт-Петербурга. Музыка, написанная Андреем столь разнообразна, что частенько создается впечатление, будто ее написали несколько человек.

История школы


Старейшим музыкальным учебным заведением Санкт-Петербурга является известная детская музыкальная школа имени Андрея Петрова. Открытие этого заведения датировано далеким 1925 годом. В то время это была простая детская музыкальная студия

       Категория  Творчество Шопена » Фольклор Шопена

Фольклор ШопенаМастерство Шопена в пользовании жанрово-фольклорными элементами как красочными и светотеневыми пятнами-оттенками среди «звукописи пленэра» говорит, что он шел тут по той же дороге, по какой продвигалась тогда французская живопись. Музыкально-реалистическая «звукописная манера» Шопена не однажды соответствует и пейзажным и жанровым пленэрным исканиям живописи «накануне» импрессионизма. Тут и «волыночные басы», и «свирельные наигрыши», и «интонации скрипки странствующего по шинкам скрипача и деревенских умельцев», и смена формального тактового акцента на акцент, отмечающий реалистичность поз и движений; тут и появление «броских» гармоний-пятен, гармоний колористических.

В изысканной до-мажорной мазурке соч. 67, № 3 по всей ее лирической «расцветке» звучит «полутоновая диатоника» (честь первого глубоко закономерного ладового раскрытия которой и притом раскрытия, преимущественно выраженного мелосом, принадлежит все же, по-видимому, Глинке, который своим маршем Черномора (1837—1838) гениально «манифестировал» новую эру европейского синтетического мажора, ничего общего не имеющего с «ладово-нейтральной», вернее, натуралистической звукорядностью из хроматической «полутоновой лестницы» с ее звукоподражательными тенденциями). Любопытно в данной «пастурельной» мазурке интонационно необходимое рождение двухголосного «секстового» повтора основной мелодии вслед за одноголосным. «Дуэт» этот обусловлен заключающимся в мелодии последовательно полутоновым движением вниз (ми, ре-диез, ре, до-диез, до, си, ля, соль-диез, соль), продолжающимся в нижнем голосе секст: соль, фа-диез, ми-диез — фа, ми.

Подобное движение, взятое в совокупности мелодических и гармонических сочетаний, — в ладовом единстве всей мазурки — никак не звучит только «преходящей хромой», окраской тонов семиступенного до мажора, а составляет вводнотоновый сложный до мажор, включающий в себя близко родственные тональные связи.

Но не буду увлекаться издавна проделанной для данной темы — в сущности, всего лишь сжатого очерка — аналитической работой. Пройду мимо вполне четких по своей жанровой образности остальных мазурок (до-, соль- и ре-мажорных), так как из данных уже указаний и наметок их «состав» и «энергия движения» вполне понятны. Остановлюсь на родственной всей данной светлой идиллической «сельской группе» мазурке фа мажор соч.68, № 3 (единственной у Шопена в данной классически традиционной «пасторальной тональности». Фа мажор твердо устанавливается в этой мазурке дважды в кадан-совом четырехтакте в конце первого отдела и в самом конце, а в остальные моменты он «колорируется» (но как находчиво!) лидийской квартой — сперва в облике фа—си бекар (в оксфордовском издании правильно отмеченной и в 4-м такте основной мелодии!), а затем, в трио, как си бемоль — ми бекар, отчего данное трио становится фа мажором лидийского наклонения, а вся мазурка являет сложное красиво-колоритно народное ладовое единство. Тонус музыки свежий, бодрый, жизнерадостный: это танец — живой, ясный, светлый во всей своей действенности!..

Большое место занимает среди мазурок «группа ля минор», с преимущественно лирико-элегической настроенностью и «музыкой светотеней», тонко нюансированных. Вот мазурка — томное ариозо (соч. 7, № 2) : «нежная просьба» или «манящая мечта», словно резко отметаемая в первом stretto жестом forte, но дальше вновь вкрадчивее, мягче и еще «оттененная» до-минорностью, настаивающая о себе. В средней части — будто вызванный воображением капризный женский образ и манит, лаская, и дразнит, и грозит (dolce, scherzando, прерываемое sfz). В колорите гармонического смягченного ля-мажора, чередующегося с четкими волевыми акцентами фа-диез-минора, резко обозначается контраст отчетливого рисунка изнеженным линиям остальной музыки.

Пожалуй, в своей светотеневой «мерцаемости» эта мазурка является одной из живописнейших. Еще элегичнее по настроению и еще пленительнее для слуха, благодаря изысканно «раскрашенной» орнаментальной мелодии с «томными романтическими вздохами», звучит мазурка соч. 17, № 4 (Lento ma non troppo, sotto voce); в средней своей части она также светло ля-мажорна (плавное dolce ласкающего серенадно-баркарольного напева, чей настойчивый начальный мотив появляется восемь раз, пока не прерывается «ревнивым» резким жестом fortissimo) и чарует во вкусе Мюссе. Здесь шопеновская музыка расцветает той утонченной сферой своего лиризма, которая безоговорочно берет слух в «грезовый плен».

Я намеренно опустил в до-мажорном цикле «мазурку-пастурель» с сельским колоритом «рококо» (соч. 33, № 2 — по оксфордскому изданию, соч. 33, № 3 — по Peters’y) вслушиваясь в плавную томность которой воображение видит силуэты Малого Трианона в Версале8 или образы парка Лазёнки — жемчужины Варшавы. Хочется сравнить ля-минорность мазурки соч. 17, № 4 с томностью шопеновского, уже романтическим рококо окрашенного; до мажора, с «итальянизированным» дуэттино — ля-бемоль мажор — в средней части, еще более во вкусе Мюссе. Маленькая деталь: при широком плавном дыхании длительных лиг мелодий этой мазурки нельзя не обратить внимания на чуть заметные «паузы-вырезки» (в шестнадцатую долю) в концовках: такт 8-й с начала, такты 15-й и 16-й.

То же — в третьей, заключительной части. Такие краткие «воздушные поцелуи», разрывающие на миг мелодическую нить, соотносятся с другими характерными паузами-цезурами и «манерами умолчаний» у Шопена, составляя в целом некую сферу «немой музыки» в музыке слышимой, потому что на самом-то деле разрывов нет, и музыка продолжается среди молчания (любопытный пример — пауза перед началом унисонного эпизода pianissimo в мазурке си минор ор. 33, № 4). Но здесь немыслимо останавливаться на выразительности шопеновских штрихов и пауз; это отдельный essai, требующий многих нотных цитат, ибо словами мало поможешь в подобного рода очерке.

Ми-минорная «с ля-минорностью» мазурка соч. 41, № 1 (Peters, соч. 41, № 2) прилежит к группам «облачных» мазурок, с преобладанием серого, туманного колорита с серебристыми нюансами. В них порой дает себя почувствовать хоровая интонация или женский голос, «монодирующий» на органном фоне (как в середине — замечательный си-мажорный «слой» данной мазурки). Сходные по характеру и качеству («хоральность», пение) интонации звучат и в мазурке №51 (Oeuvre posthume).

Мазурки ля-минорной группы очень трудно передавать словами: серовато-серебристый, а порой и мглистый колорит их, элегичность основного тона (c'est le ton qui fait la musique) настолько довлеют, что благодаря этому оттенки-переливы светотеней становятся зыбко-нежными, уловимыми лишь чутко вслушивающимся слухом. Разве что изысканно аллитерованными стихами или живописью во вкусе Уистлера или прозой Patera можно бы вызвать аналогичное впечатление, да и то музыка сама в любой миг убедит и глубже и совершеннее.

Вот, например, «славянскипесенные» мазурки, с характерным польским нюансом меланхолии (непереводимое в своей прелести словечко: zal), поют о сердце, в котором приютилась неизбывная печаль. Мазурка их — очень проста по основному колориту, но детали орнаментики, паузы, «хрома», штрихи, чередование широких и тесных интервалов требуют столь же подробного смыслово-поэтиче-ского описания. Разумею мазурки: соч. 68, № 2 (Lento), соч. 67, № 4 (Allegretto) и соч. 59, № 1, с ее прелестной регистровкой основной мелодии (передача, при повторе, начала ее в альтовый регистр, а продолжения — сопрано) и с сетью плановых подголосков, переплетающихся в ля-мажорной средней части. Благодаря тональности соль-диез минор при возвращении основной мелодии в последней стадии мазурки она связывается с наиболее «мрачной группой» их. Это — соль-диез-минорная мазурка, соч. 33, № 1, и ряд до-диез-минорных.