Статьи

Свежие новости

Онлайн казино Вулкан - рай для ..
Привычные любителям азартных игр оффлайн заведения постепенно становятся символом уходящего прошлого ...

Тайский массаж - основные прин ..
Как бы не странно это звучало, но тайский массаж зародился в Индии, а вовсе не в Таиланде.

Детский клуб "Дирижабль"
Команда детского клуба "Дирижабль" уверена - для полноценного развития детей отдых необходим им не м ...

хостинг от .masterhost

Андрей Петров


Петров Андрей Павлович – классический композитор русского музыкального искусства. Он – известный деятель интеллигенции Санкт-Петербурга. Музыка, написанная Андреем столь разнообразна, что частенько создается впечатление, будто ее написали несколько человек.

История школы


Старейшим музыкальным учебным заведением Санкт-Петербурга является известная детская музыкальная школа имени Андрея Петрова. Открытие этого заведения датировано далеким 1925 годом. В то время это была простая детская музыкальная студия

       Категория  Глинка » Кавказ

Поездка Глинки на КавказПо приезде восемнадцатилетнего Глинки в родительской усадьбе собралась вся семья: Иван Николаевич, Евгения Андреевна и семеро детей (младшие еще не появились на свет). Сельская жизнь текла там, вероятно, обычным образом. Никаких сведений о том лете не сохранилось. Письма Михаила Ивановича за это время неизвестны, дневников никто не вел, а Людмиле Ивановне, в будущем Шестаковой, в чьей памяти сохранилось столько семейных воспоминаний, было всего шесть лет, и помнить брата она начала лишь со следующего года.
Днем дети, конечно, учились, взрослые занимались хозяйством. По вечерам приезжали соседи, устраивались танцы — в зале и на воздухе, под звуки дядиного «шмаковского» симфонического оркестра. Музыку Глинка тогда не сочинял. Можно еще предположить, что родителей встревожило проявившееся «золотушное расположение» здоровья сына. Впрочем, осенью он благополучно возвратился в Петербург и занялся изучением французской дипломатической лексики с прежним пансионским инспектором, а ныне квартирохозяином юноши, A.A. Линдквистом (Иван Николаевич непременно хотел, чтоб сын пошел по дипломатической части ). Но это подвигалось «туго», а значительно успешнее возобновились музыкальные занятия. Карл Майер был, несомненно, одаренным преподавателем. В «Записках» Глинки говорится, что он значительно развил его музыкальный вкус; он «не ограничился тем, что, требуя от меня отчетливого и непринужденного исполнения, восставал решительно противу изысканного и утонченного выражения в игре, но также, по возможности соображаясь с тогдашними моими понятиями, объяснял мне естественно и без педантства достоинства пьес, отличая классические от хороших, а сии последние от плохих». При всей ценности советов Майера в области игры на фортепиано, основ композиции они, очевидно, не затрагивали. Это видно из следующих строк в «Записках»: «О сочинении вообще, о генерал-басе, контрапункте и других условиях хорошего способа писать мои понятия были столь неопределенны, что я принимался за перо не зная, ни с чего начать, ни как и куда идти».
Надо, однако, думать, что основные законы гармонии и музыкальной формы были тогда Глинке все же известны. Свидетельством тому является предпринятое им, по—видимому, осенью—зимой 1822-1823 года (как он косвенно указывает на это в «Записках «), сочинение септета (для гобоя, фагота, валторны, двух скрипок, виолончели и контрабаса) и рондо для классического (малого) симфонического оркестра (без труб, тромбонов и ударных инструментов). В них нет еще признаков композиторской индивидуальности, но не может быть речи и о невежестве автора. Вероятнее всего, эти пьесы были для него своего рода «учебными самозаданиями» и никакого значения впоследствии он им не придавал.
Композиторское мастерство он постигнул практически, слушая сочинения и изучая партитуры авторов XVIII века, представителей Венской классической школы, а также Мегюля и Керубини. Строгостей немецкого контрапункта он в молодости не постиг, а из позднейших занятий им усвоил то, что «соглашалось» с его «пылкой фантазией» и стилем творчества.
Кроме фортепиано, Глинка продолжал заниматься игрой на скрипке с Ф. Бемом.
О петербургской жизни Глинки в ту зиму документальных свидетельств не сохранилось. Он, должно быть, как обычно, бывал в опере и на концертах, навещал пансионских товарищей и знакомых. А в начале марта 1823 года отец Глинки, Иван Николаевич, решил, пользуясь благоприятным случаем, отправить его на Кавказ для лечения минеральными водами. (Дело было в том, что кузина Михаила Ивановича, которую лечили и вылечили! магнетизмом, «в состоянии ясновидения» объявила, что именно кавказские воды могут поправить его здоровье.)
Приятное путешествие в Новоспасское по весенней распутице («в линейке с фартухами»), в обществе дядюшки Ивана Андреевича и двух барышень — его дочерей, на 401-й версте неожиданно прервалось. Однако сильные лошади помещика Жеребцова вытащили экипаж из «полурастопившегося» снега, и несколько дней потом хозяин угощал неожиданных гостей своим крепостным театром — представлениями и, главное, забавными репетициями оперы «Русалка» Ф. Кауэра.
В дальнейший путь Глинка тронулся в последние дни апреля. С ним вместе в коляске ехали приставленный к нему Илья, когда-то состоявший при нем дядькой, и повар Афанасий Кириллович. Хмурая и сырая погода сопровождала их до Орла; там повеяло мягким, весенним теплом, а за Окой днем взор Глинки уже тешили дубовые рощи, залитые солнцем белые хаты, среди пышно расцветших в сельских садах яблонь и груш, ночью — крупные звезды на темном бархатном небе. Благоухавшие «ароматической травой» бескрайние степи за Харьковом, переправа через Дон, после чего Глинка (без особых оснований) счел себя «очутившимся» в Азии. И однажды в утренней тишине на синем, прозрачном небе вдали возник укрытый снегами величавый Кавказский хребет.
На серных водах в Пятигорске началось приятное житье в скромном домике — книги привезли с собой, а «кухня была в порядке». В мирных аулах для гостей плясали черкешенки, видел Глинка также военные игры и скачки черкесов. Только лечение питьем вод и горячими ваннами в Пятигорске и Кисловодске благотворного действия на него не произвело и, наоборот, оказало лишь «раздражительное действие» на его здоровье.
Через четыре месяца, в сентябре 1823 года, Глинка возвратился в Новоспасское. Физически он на Кавказе не окреп, но память о вершинах гор, «ширявших» в небе орлах, лесах, увитых диким виноградом, яркие картины черкесской жизни, воспоминания о Востоке, с которым он тогда впервые соприкоснулся, — все это осталось в его душе. Нахлынувшая масса новых впечатлений разбудила его воображение, и он вновь энергично взялся за музыку. В его распоряжении, и подолгу, бывал «шмаковский» оркестр. И это было тем более важным, что Глинка продолжал, таким образом, практическое изучение инструментовки. Репертуар оркестра состоял главным образом из увертюр к операм, притом среди них были такие сложные симфонические произведения, как увертюры Моцарта (к «Свадьбе Фигаро», «Дон Жуану», «Милосердию Тита», «Волшебной флейте»), Бетховена («Фиделио»), Керубини («Медея»), Мегюля, а также Б. Ром-берга и В. Маурера. Симфоний было только три: Гайдна (B-dur), Моцарта (g-moll) и 2-я Бетховена (D-dur) — особенно любимая Глинкой. Для чистоты звучания Глинка проходил партии с каждым из музыкантов отдельно, соединяя в целое, когда все уже было выучено. При этом он подмечал особенности и приемы инструментовки. Управлял он, играя на скрипке, а когда «пьеса шла порядочно», отходил слушать ее со стороны. В Петербург он вернулся в марте или апреле следующего года.
Строго говоря, только тогда, спустя год с лишним по окончании пансиона, Глинке предстояло действительно начать жизнь, дать ей определенное направление. Впереди был продлившийся до отъезда за границу, по существу, подготовительный период разнообразных музыкальных исканий, создания сочинений в большинстве своем уже не ученических, но еще и не «глинкинских»; на их основе и стал возможен расцвет творческих сил композитора в два ближайших десятилетия. Следовало стать и более независимым. Расходы на уроки языков и, главное, музыки казались Ивану Николаевичу обременительными.

Гуру это современная гостиница класса бизнес-эконом в хабаровске