Статьи

Свежие новости

Онлайн казино Вулкан - рай для ..
Привычные любителям азартных игр оффлайн заведения постепенно становятся символом уходящего прошлого ...

Тайский массаж - основные прин ..
Как бы не странно это звучало, но тайский массаж зародился в Индии, а вовсе не в Таиланде.

Детский клуб "Дирижабль"
Команда детского клуба "Дирижабль" уверена - для полноценного развития детей отдых необходим им не м ...

хостинг от .masterhost

Андрей Петров


Петров Андрей Павлович – классический композитор русского музыкального искусства. Он – известный деятель интеллигенции Санкт-Петербурга. Музыка, написанная Андреем столь разнообразна, что частенько создается впечатление, будто ее написали несколько человек.

История школы


Старейшим музыкальным учебным заведением Санкт-Петербурга является известная детская музыкальная школа имени Андрея Петрова. Открытие этого заведения датировано далеким 1925 годом. В то время это была простая детская музыкальная студия

       Категория  Малер » Нью-Йорк. Часть 5

Малер в Нью-Йорке. Часть 5Большинство музыкантов все же сходятся в том, что следить за движениями дирижерской палочки Малера было ужасно трудно, хотя к тому времени, когда он приехал в Нью-Йорк, они стали более плавными и размеренными в сравнении с той крайней экспансивностью жестов, которой его «мануальная» техника отличалась в начальную пору его дирижерской деятельности в Европе. Теперь в своей дирижерской практике Малер больше полагался на тесный внутренний контакт, возникающий между ним и музыкантами благодаря выразительности его рук и взгляда и, разумеется, благодаря той неуловимой атмосфере, которую создавало само его присутствие. Музыканты вспоминают о том, как он ратовал за гибкий подход к темпам и фразировке (в этом «разница между свободой и рабством», по выражению одного музыканта, хотя многие считали, что Малер зачастую впадал в излишнюю крайность); вспоминают и о том, как он поощрял свободное использование портаменто (певучее исполнение мелодии с помощью легкого замедленного скольжения от одного звука к другому в игре на смычковых инструментах) и вибрато в соответствии с тем, что являлось характерным для венской школы игры на струнных, которую он принимал за образец, старательно прививая ее методы своим нью-йоркским музыкантам.
«Он заставлял нас напевать музыкальную фразу точно так же, как сам это делал»,— рассказывал один музыкант и даже демонстрировал, как, выделяя ту или иную фразу и расставляя акценты, Малер напевал мелодию оркестру.
Разумеется, неизбежно возникали сравнения с Тоскани-ни, хотя ретроспективно немногие в оркестре сомневались в том, кто именно из двух дирижеров понимал музыку глубже и тоньше. Так, музыканту Герберту Бородкину удалось в очень эффектной и ясной форме выразить существенное различие между ними. Для него Тосканини всегда оставался Тосканини, тогда как Малер проникался духом творчества каждого композитора, произведение которого исполнялось. «Внутреннее интуитивное понимание», о котором толковал Герман Мартонн, было главным, чем определялась его способность схватывать суть того, что хотел выразить композитор. Сами ноты при этом, казалось, становились излишними. Когда его однажды попросили яснее отбивать такт, Малер ответил: «Хорошим музыкантам не нужен дирижер. Дирижер — это неизбежное зло!» Подобное замечание в устах человека, которому по деспотичности и строгости за дирижерским пультом не было равных, могло бы показаться странным. Однако нетрудно понять, что он имел в виду. Малер прибегал к уговорам или увещаниям, терпеливо добиваясь того, чтобы оркестранты разделили его понимание произведения и выразили его представление о нем как единый инструмент,— и этот процесс являлся, в первую очередь, психологическим, разработка же технических деталей здесь неизбежно служила помехой. Малер действительно не любил объяснять музыкантам, в какую форму необходимо облечь или как окрасить звучащую фразу,— это нужно было чувствовать; наверное, поэтому, когда объяснение все же становилось необходимым, он склонен был реагировать на это слишком обостренно. Как все рано развившиеся исключительные таланты, он никогда не мог понять тех, кто был неспособен с той же ясностью и точностью представить себе то, что он создавал и слышал в своем воображении, будь то отдельная фраза, часть произведения или целая симфония.
Свой последний концерт с оркестром филармонии Малер провел 21 февраля 1911 года, всего за несколько дней до окончательного выяснения отношений с комитетом, которое расстроило все его планы и вывело его из душевного равновесия. У него внезапно снова обострилась ангина, но, совершенно пренебрегая рекомендациями врачей и демонстрируя верность своему другу Бузони, «Элегическая колыбельная» которого исполнялась в тот вечер впервые, он встал с постели, чтобы дирижировать оркестром. Концерт полностью состоял из произведений итальянских композиторов: звучали также сочинения Синигалии, Мартуччи и Босси. Среди слушателей был Тосканини.