Статьи

Свежие новости

Онлайн казино Вулкан - рай для ..
Привычные любителям азартных игр оффлайн заведения постепенно становятся символом уходящего прошлого ...

Тайский массаж - основные прин ..
Как бы не странно это звучало, но тайский массаж зародился в Индии, а вовсе не в Таиланде.

Детский клуб "Дирижабль"
Команда детского клуба "Дирижабль" уверена - для полноценного развития детей отдых необходим им не м ...

хостинг от .masterhost

Андрей Петров


Петров Андрей Павлович – классический композитор русского музыкального искусства. Он – известный деятель интеллигенции Санкт-Петербурга. Музыка, написанная Андреем столь разнообразна, что частенько создается впечатление, будто ее написали несколько человек.

История школы


Старейшим музыкальным учебным заведением Санкт-Петербурга является известная детская музыкальная школа имени Андрея Петрова. Открытие этого заведения датировано далеким 1925 годом. В то время это была простая детская музыкальная студия

       Категория  Малер » Послесловие

ПослесловиеИ все же последняя точка в этой истории еще не поставлена. Через шесть месяцев после смерти Малера в Мюнхене под управлением Бруно Вальтера впервые исполнялась Песнь о земле. Спустя семь месяцев Вальтер был дирижером на премьере Девятой симфонии в Вене. Малеровский симфонический канон, казалось, был завершен, список дописан.
В 1912 году Арнольд Шёнберг писал:
"О содержании Десятой [Малера] (которую, как и Бетховен, он успел набросать в общих чертах) нам будет известно так же мало, как о Десятой Бетховена или Брукнера. Девятая — это, видимо, непереходимый рубеж. Кто хочет выйти за него, должен умереть. Кажется, будто Десятая могла бы воплотить в себе нечто такое, чего нам еще не следует знать, потому что мы еще не готовы. Те, кто написал Девятую, находились слишком близко к потустороннему миру. Может быть, загадки нашего мира и разрешились бы, если хотя бы одному из тех, кто нашел решение, довелось написать Десятую. А этому, наверное, не бывать".
Шёнберг, когда писал эти слова, не знал, насколько далеко именно Малер продвинулся в работе над Десятой симфонией. Эскизами по-прежнему распоряжалась Альма, чрезвычайно ревниво охранявшая их от чьего-либо вмешательства, а потому только она вполне представляла себе действительный объем этих материалов. В 1924 году Альма в конце концов попросила двадцатитрехлетнего композитора Эрнста Кршенека, недавно женившегося на дочери Малера Анне, «закончить» сочинение. Мысль о «концертной» обработке набросков симфонии, подобно той редакции, которую позднее подготовит Дерик Кук, на этом этапe просто не рассматривалась, и, внимательно изучив имеющиеся наброски, Кршенек счел задание явно невыполнимым. Его старания, однако, принесли свои результаты: была практически восстановлена партитура двух в основном законченных частей: начального Адажио и необычайно короткой части Чистилище («Purgatorio») с ее призрачными отголосками темы песни Земная жизнь («Das Irdische Leben») из «Волшебного рога мальчика». Само собою разумеется, что это странное сочетание могло быть оправданным только в контексте всего сочинения в целом.
Впоследствии вопрос, касающийся Десятой, приобрел поистине международное значение. Биограф Малера Рихард Шпехт убедил Альму дать разрешение на то, чтобы воспроизвести значительную часть рукописи в виде факсимиле; изучив копию, Шпехт понял, что этим дело далеко не исчерпано. В нем возникла уверенность, что «музыкант высокого уровня, преданный Малеру и знакомый с его стилем», мог бы подготовить полную партитуру, по которой можно было бы исполнить все произведение. С этим предложением обращались к Арнольду Шёнбергу и Дмитрию Шостаковичу, но оба по различным причинам отказались. Позднее англичанин Дерик Кук, штатный музыкальный работник Британской телерадиовещательной корпорации Би-би-си, подготавливая буклет к предполагавшемуся празднованию столетней годовщины Малера в 1960 году, приступил к детальному изучению факсимиле Десятой, чтобы «облечь плотью и кровью» свои заметки о ней, и обнаружил, что сохранившиеся наброски свидетельствуют не только о намерениях Малера, но и о том, что свой замысел композитор почти осуществил. «Во всех разделах есть ведущая тематическая линия,— писал Кук,— около девяноста процентов контрапунктического и гармонического письма являются чисто малеровскими и свидетельствуют о его зрелости».
В первой редакции Кука с еще незавершенными двумя Скерцо симфония была передана Би-би-си 19 декабря 1960 года. Оркестром «Филармония» дирижировал Бертольд Гольдшмидт.
Потом возникла некоторая пауза. Альма Малер-Верфель — как теперь ее называли — не без влияния Бруно Вальтера решила запретить дальнейшее исполнение Десятой по партитуре Кука, хотя ни она, ни Вальтер не слышали ни единой ноты этой редакции. Лишь после смерти Вальтера в 1962 году дирижер Гарольд Бимс все же убедил Альму прослушать запись Десятой симфонии, осуществленную в I960 году. Кук пишет, что «музыка взволновала ее до слез, и она призналась, что и не представляла себе, «насколько она в духе Малера». Восьмого мая 1963 года она дала разрешение Куку и Би-би-си на «исполнение симфонии в любой части мира». В завершенной редакции Десятая симфония впервые прозвучала 13 августа 1964 года на концерте в Ройял-Альберт-холле в исполнении Лондонского симфонического оркестра под управлением Гольдшмидта.
Многие выдающиеся музыканты, в том числе Леонард Бернстайн, Рафаэль Кубелик, Пьер Булез и Карло Мария Джулини, вслед за Бруно Вальтером высказывали свое неодобрительное отношение к «законченному» варианту реконструкции Десятой, предпринятой Куком. Тем не менее, как подчеркивал сам Кук, в своей редакции партитуры он «никоим образом не собирался ничего «досочинять», «завершать» или «реконструировать»... Совершенно очевидно, что эта редакция отражает лишь ту стадию в работе над сочинением, на которой Малер остановился перед смертью, и вполне может найти свое применение в исполнительской практике». Эта версия дает представление о новой ступени в развитии таланта Малера, на которую он поднялся в конечном итоге, расширив границы своего творчества. По словам Кука, «она ясно показывает, что Малер отнюдь не предавался только мыслям о смерти, но, напротив, делал шаг к тому, чтобы стать еще активнее в проявлении своей жизненной силы и творческой энергии». Оба Скерцо, например, проникнуты кипучей и жизнеутверждающей энергией, которая свидетельствует о переходе творчества Малера к совершенно новому качеству. Кроме того, ни в одной из других симфоний так явно не ощущается, сколь огромное влияние он окажет на творчество композиторов XX века, в особенности таких как Альбан Берг, Хиндемит, Шостакович и Бриттен.