Статьи

Свежие новости

Онлайн казино Вулкан - рай для ..
Привычные любителям азартных игр оффлайн заведения постепенно становятся символом уходящего прошлого ...

Тайский массаж - основные прин ..
Как бы не странно это звучало, но тайский массаж зародился в Индии, а вовсе не в Таиланде.

Детский клуб "Дирижабль"
Команда детского клуба "Дирижабль" уверена - для полноценного развития детей отдых необходим им не м ...

хостинг от .masterhost

Андрей Петров


Петров Андрей Павлович – классический композитор русского музыкального искусства. Он – известный деятель интеллигенции Санкт-Петербурга. Музыка, написанная Андреем столь разнообразна, что частенько создается впечатление, будто ее написали несколько человек.

История школы


Старейшим музыкальным учебным заведением Санкт-Петербурга является известная детская музыкальная школа имени Андрея Петрова. Открытие этого заведения датировано далеким 1925 годом. В то время это была простая детская музыкальная студия

       Категория  Малер » Работа в Вене

Малер в ВенеВена — город Глюка, Гайдна, Моцарта, Бетховена, Шуберта и Брамса и одновременно город, почти традиционно славившийся тем, что осыпал бранью своих великих сыновей, пока они были живы, и «канонизировал их после смерти», как однажды сказал музыковед Майкл Кеннеди. В последней четверти XIX века Вена, которая по-прежнему была одной из изысканнейших столиц Центральной Европы, представляла космополитическое смешение культур и народов: здесь жили славяне, французы, немцы, венгры, испанцы. За фасадом гостеприимства и притворной учтивости скрывались, однако, неразличимые с первого взгляда упадок нравов и межнациональная ненависть. Венские уличные кафе славились тем, что здесь, например, можно было всегда держать «свой» столик и ежедневно получать свою почту и газеты, но — несмотря на их располагающую дружескую атмосферу — они же являлись источниками всех сплетен и давали пищу для материалов скандальных хроник газет. В качестве директора крупного культурного учреждения города — оперного театра — Малер неминуемо стал главной мишенью для нападок распространителей сенсационных слухов. Его имя было у всех на устах. Что бы он ни делал в частной или общественной жизни, было то правдой или выдумкой,— ничто не могло избежать огласки. А обращение его в новую веру только подлило масла в огонь и подстегнуло антисемитов, все шире разворачивавших свою деятельность и пытавшихся использовать Малера в качестве козла отпущения. Их тайные происки с каждым днем обретали все более и более зловещие — нацистские — черты.
Еврейская диаспора играла важную роль в жизни города, обеспечивая ему прочное положение как в области культуры, так и в сфере предпринимательства. Без участия евреев художественная деятельность в Вене в очень скором времени опустилась бы до уровня заурядной провинциальности. Может быть, именно на это и рассчитывали крайние консерваторы. Они в конце концов были вполне согласны ограничиться легковесными опереттами Иоганна Штрауса и Легара, предпочитая не сталкиваться с суровой реальностью, воплощенной в образах, которые создавали более прогрессивные деятели культуры: такие композиторы, как Арнольд Шёнберг, Альбан Берг и Антон фон Веберн — революционное трио, готовое в скором времени возвестить о начале новой музыкальной эры; такие художники, как Густав Климт и Эгон Шиле, и такие писатели, как Гофмансталь и Шницлер.
Вена делала свой выбор между новым и старым. Прогресс наконец начинал сказываться в настроениях и деятельности всех слоев общества, и Малер, бывший одним из тех, кто мог способствовать осуществлению радикальных перемен, ясно видел теперь, каким образом его ключевая позиция в художественной жизни столицы могла послужить этому.
Императорская опера — Придворный оперный театр (Hofoperntheater) — была построена в течение 1861 — 1869 годов практически одновременно с Парижской и во многих отношениях была с ней схожа. Это величественное здание в форме полукруга, возведенное на Рингштрассе в самом центре Вены, где располагались древние бастионные валы, построенное по одному из проектов, о которых проявлял необыкновенную заботу император Франц Иосиф, и ставшее триумфом деятельности архитекторов Августа фон Зиккардсбурга и Эдуарда ван дер Нюлля, поражало своим неоренессансным великолепием, изысканными украшениями и замечательной акустикой.
Когда Малер приехал в Вену, музыкальным руководителем оперного театра был пользовавшийся невероятным почетом и уважением Ганс Рихтер — протеже Вагнера (отсюда связь с Козимой), попечитель нескольких байрейтских премьер и музыкант, непоколебимый в своей приверженности классическим традициям. В отношениях с Малером он поначалу был очень осмотрителен и осторожен (появление человека на двадцать лет его моложе, полного оригинальных идей, конечно, в какой-то степени представляло собой угрозу), хотя справедливости ради надо отметить, что со временем он изменил свое мнение и оценил разносторонние таланты Малера,— правда, не выказывая открыто своего одобрения. Малеру посчастливилось еще и в том, что с самого начала деятельности в Вене он приобрел сильного покровителя в лице князя Монтенуово, лорд-канцлера Императорского двора. Как только его назначение на должность главного дирижера и директора было подтверждено, князь стал единственным человеком, перед которым Малер нес непосредственную ответственность.
Если первые дни директорства Малера в Вене были, мягко говоря, беспокойными, то его первое выступление, состоявшееся 11 мая 1897 года, прошло просто замечательно. Это был едва ли не единственный раз, когда и венская пресса, и публика в один голос бурно одобрили его. Он дебютировал в опере «Лоэнгрин», и спектакль, который должен был стать первым серьезным испытанием, своего рода боевым крещением нового капельмейстера, явился сенсацией. Редко случалось, чтобы театр настолько был охвачен всеобщим восторгом. Натали Бауэр-Лехнер в своих воспоминаниях описывает гул ожидания в зале и единичные взрывы аплодисментов, раздававшиеся время от времени всякий раз, когда темп исполнения отклонялся от соответствовавшего принятой «норме».