Статьи

Свежие новости

Онлайн казино Вулкан - рай для ..
Привычные любителям азартных игр оффлайн заведения постепенно становятся символом уходящего прошлого ...

Тайский массаж - основные прин ..
Как бы не странно это звучало, но тайский массаж зародился в Индии, а вовсе не в Таиланде.

Детский клуб "Дирижабль"
Команда детского клуба "Дирижабль" уверена - для полноценного развития детей отдых необходим им не м ...

хостинг от .masterhost

Андрей Петров


Петров Андрей Павлович – классический композитор русского музыкального искусства. Он – известный деятель интеллигенции Санкт-Петербурга. Музыка, написанная Андреем столь разнообразна, что частенько создается впечатление, будто ее написали несколько человек.

История школы


Старейшим музыкальным учебным заведением Санкт-Петербурга является известная детская музыкальная школа имени Андрея Петрова. Открытие этого заведения датировано далеким 1925 годом. В то время это была простая детская музыкальная студия

       Категория  Малер » Малер в Гамбурге

Малер в Гамбурге«Невозможно представить себе, как прекрасен и полон жизни этот город»,— писал Малер своей сестре Юстине 2б марта 1891 года сразу по приезде в Гамбург. Бернхард Поллини, директор театра, временно предоставил в его распоряжение свою роскошную виллу. Климат и обстановка более чем благоприятствовали композитору, и его здоровье, казалось, стало улучшаться день ото дня. Разнообразие репертуара и сам круг обязанностей Малера, в отношении как художественной, так и административной части, должны были развеять любые сомнения по поводу его положения в Гамбурге, которое, несмотря на престижность и привлекательность, все же могло оказаться несколько худшим, нежели в Будапеште. И действительно, возникшее поначалу чувство тревоги вскоре исчезло.
Гамбург являлся вторым городом Германии, и, благодаря тому что бразды правления в Опере принадлежали Гансу фон Бюлову и Бернхарду Поллини, театр пользовался известностью не только в стране, но и во всем мире. Берн-хард Поллини, наверное, был самым способным и самым нещепетильным в делах импресарио своего времени. Тонкое знание вкусов публики и одержимость кассовым успехом в конце концов принесли ему прозвище Монополли-ни. Бывший оперный певец, он начал свою театральную деятельность в России — в труппе, приехавшей на гастроли из Италии; в 1874 году переселился в Гамбург,— в то время он уже имел приличный капитал и множество новых идей. Его предложение, сулящее выгоду Опере, заключалось в следующем: за вознаграждение в размере двух с половиной процентов от общего дохода он готов поднять театр на совершенно иной уровень, всесторонне его реорганизовав.
Ко времени приезда Малера ловкий и предприимчивый Поллини уже достиг значительного коммерческого успеха. Ему удалось привлечь крупнейших оперных знаменитостей того времени к участию в гамбургских постановках. Он умно поступил, крепко держась влиятельного Ганса фон Бюлова в качестве музыкального руководителя, несмотря на то что по вопросам руководства и приоритетов между ними разгорались ожесточенные споры; теперь же, в довершение всего, он нашел талантливого дирижера — Густава Малера, приковывавшего к себе всеобщее внимание последние десять лет. По планам Поллини, Малер должен был сменить фон Бюлова на его посту.
Малер, разумеется, был обеспокоен тем, что во внутренней политике Поллини руководствовался чисто коммерческими соображениями. Конечно, Гамбургскую оперу представляли певцы высочайшего класса, но, только что столкнувшись на своем опыте с всеохватывающей системой звезд в Будапеште и преодолев ее, Малер не чувствовал теперь особого желания снова ей противостоять. Среди знаменитостей, с которыми Поллини заключил контракты на регулярные выступления в своем театре, были ведущее сопрано Катарина Клафски (знаменитая Леонора в «Фиделио» Бетховена), тенора Макс Альвари и Юлиус Либан и контральто Эрнестина Шуман-Хейнк. Поллини считал своей обязанностью много ездить в поисках новых талантов. Система премий, выплачиваемых им гастролирующим артистам, гарантировала ему участие лучших солистов в любом сезоне, а система взысканий обеспечивала огромные прибыли при постоянном обновлении репертуара: на протяжении недели фактически каждый вечер шла новая опера. В течение первых двух месяцев, проведенных в Гамбурге, Малер дирижировал в постановках всех наиболее значительных опер Вагнера, а также опер «Вольный стрелок» и «Эврианта» («Euryanthe») Вебера, «Фиделио» Бетховена, «Дон Жуан» и «Волшебная флейта» Моцарта и «Сельская честь» Масканьи. В последующие шесть лет у него сформировался и обширный новый репертуар: «Манон Леско» («Manon Lescaut») Пуччини, «Фальстаф» («Falstaff») Верди, «Гензель и Гретель» («Hansel and Gretel») Гумпердин-ка и «Далибор» («Dalibor») и «Проданная невеста» Сметаны.
Однако спектакли выходили столь часто, что это совершенно не оставляло времени на тщательную их подготовку. Как мы уже видели, ничто не приносило Малеру столько разочарований, как эта проблема. Поллини попросту не интересовало качество спектаклей, ставившихся в театре. Режиссерское мастерство, освещение, костюмы и декорации он склонен был рассматривать как предметы излишней роскоши, а потому попытка со стороны Малера добиться успеха в достижении органического единства музыки и сценического действия, принесшая ему блестящую победу в Будапеште, здесь была бы сочтена явным безрассудством. Пока Поллини оставался директором театра, постоянной труппы в Гамбургской опере не было и настоящий актерский ансамбль создать было невозможно.
Однако и в этих условиях Малер добился замечательных результатов. То, что ему удалось поднять театр на более высокий уровень, было почти невероятно и произошло лишь благодаря его необыкновенной настойчивости. Пытаясь вывести исполнение на качественно иной уровень, он, как всегда, в своем стремлении к совершенству не щадил никого. Ради выполнения чрезмерно напряженных планов он назначал бесконечные репетиции, а от своих музыкантов, которым недоплачивали самым возмутительным образом, продолжал требовать выражения таких нюансов и тонкостей в игре, которые многие инструменты того времени (особенно духовые) на самом деле выразить были просто неспособны.
Деятельность Малера скоро произвела впечатление и на фон Бюлова,— а он был человеком, которого удивить было трудно. Холодный, саркастичный и, как было модно, настроенный антисемитски, он был крайне сдержан в проявлении восторга:
«В Гамбурге сейчас есть новый первоклассный оперный дирижер Густав Малер (серьезный, энергичный еврей из Будапешта), который, с моей точки зрения, по способностям равен величайшим (Моттлю, Рихтеру и др.). Я недавно слушал «Зигфрида» под его управлением ... и был глубоко восхищен тем, как — без единой репетиции с оркестром — он заставлял этих негодяев плясать под свою дудку.» Из письма Ганса фон Бюлова дочери, 24 апреля 1891 г.