Статьи

Свежие новости

Онлайн казино Вулкан - рай для ..
Привычные любителям азартных игр оффлайн заведения постепенно становятся символом уходящего прошлого ...

Тайский массаж - основные прин ..
Как бы не странно это звучало, но тайский массаж зародился в Индии, а вовсе не в Таиланде.

Детский клуб "Дирижабль"
Команда детского клуба "Дирижабль" уверена - для полноценного развития детей отдых необходим им не м ...

хостинг от .masterhost

Андрей Петров


Петров Андрей Павлович – классический композитор русского музыкального искусства. Он – известный деятель интеллигенции Санкт-Петербурга. Музыка, написанная Андреем столь разнообразна, что частенько создается впечатление, будто ее написали несколько человек.

История школы


Старейшим музыкальным учебным заведением Санкт-Петербурга является известная детская музыкальная школа имени Андрея Петрова. Открытие этого заведения датировано далеким 1925 годом. В то время это была простая детская музыкальная студия

       Категория  Малер » Жена Альма

Малер в Вене. Жена Альма."Он так долго держал власть в своих руках, со всех сторон встречая только смиренную покорность, что его обособленность превратилась в одиночество".
Альма Малер

"Ты должна понять, что я бы не смог терпеть вида неопрятной женщины с растрепанными волосами, не заботящейся о своей внешности. Должен также признаться, что мне необходимо одиночество, когда я сочиняю; как художник я требую этого безоговорочно. Моей жене пришлось бы согласиться с тем, что жить я буду отдельно от нее, может быть через несколько комнат, и что у меня будет отдельный вход. Ей пришлось бы согласиться проводить со мной время лишь в определенные часы, установленные заранее, и тогда мне хотелось бы надеяться, что во всем, в том числе и в одежде, она будет абсолютно безупречной. Наконец, она не должна обижаться или считать это проявлением равнодушия, безразличия или пренебрежения, если иногда у меня не будет желания видеться с ней. Словом, от нее потребовались бы качества, которыми не обладают даже самые лучшие и самые преданные женщины". Густав Малер
Малер был абсолютно честен в отношении своего «мужского шовинизма» и не пытался скрывать своих недостатков. Задолго до того, как стал задумываться о женитьбе, он уже ясно представлял себе, что его будущая жена должна будет пожертвовать ради него своими личными интересами. Взвалить на свои плечи бремя домашних забот, рожать ему детей, переписывать его произведения, делить с ним радости побед, горести его разочарований, разделять его боль — такая роль и была предназначена Альме. О необыкновенном и бурном периоде своей жизни в браке с Малером она рассказала в своих книгах с теми подробностями, которые многое разъясняют и позволяют постичь душу человека, покорившего ее сердце. Тем не менее к преувеличениям и частым искажениям фактов, допускаемым ею в своих высказываниях, которым — при всем cгyщении красок — несколько недостает, однако, чувства юмора, следует относиться с долей осторожности, как к любым суждениям людей слишком эмоциональных.
Конечно, мир всегда будет признателен ей за то влияние, которое она оказала на музыку Малера. Ей делает честь то, что она сумела понять и в конечном счете смириться с тем, что свои сексуальные влечения он сублимировал только в музыкальном творчестве; и в конце концов что могло бы быть с ее стороны более благородным, чем готовность служить его делу, будучи для него источником вдохновения, живо откликаясь на любое его обращение и оказывая поддержку в решении творческих задач. Играть столь пассивную роль означало отказаться от собственных планов и надежд, но именно эта роль давала Альме огромную власть. Альма побуждала Малера к достижению тех высот, на которые раньше он никогда не поднимался. Она стала для него мощным стимулом и якорем спасения в одно и то же время. Через месяц после того, как они поженились, он писал ей из Берлина: "Мне хотелось бы теперь иметь успех, признание и все прочее, о чем говорят люди и что на самом деле совершенно не имеет для меня значения. Я хочу этого только ради тебя".
Сердечные влечения Альмы являются предметом бесконечного и, пожалуй, иногда несправедливого по отношению к ней обсуждения и даже насмешек с тех пор, как она умерла в 1964 году. Она, конечно, была обольстительной женщиной, жившей полной жизнью, и в списке мужчин, поддавшихся ее очарованию, были самые знаменитые поклонники. До Малера в нее влюблялись Густав Климт и ее учитель Александр фон Цемлинский. Позднее — художник Оскар Кокошка и архитектор Вальтер Гропиус (основатель школы «Баухауз»), за которого в 1915 году она в конце концов вышла замуж после мучительной любовной истории, приведшей Малера в полное отчаяние и принесшей ему столько тяжелых переживаний в последний год жизни. Наконец, ее третий и последний брак — с писателем Францем Верфелем, вместе с которым она поселилась в США.
Всех этих людей объединяет одна общая черта. Каждый был отмечен печатью гениальности, и именно эта непостижимая искра исключительного таланта, несомненно, прежде всего так непреодолимо влекла Альму. Может быть, в причастности к гению она видела средство развить собственный интеллект и расширить свои взгляды. Может быть, эти яркие художники также заменяли собой все то, чего, как она понимала, ей было никогда не достичь самой. По общему мнению, например, она сама не была лишена музыкального таланта; тем не менее, выходя замуж за Малера, она была готова добровольно отказаться от собственных композиторских замыслов ради того, чтобы служить его «более высоким» идеалам. Она страстно желала, чтобы он «поднял ее до своего уровня»,— и очень надеялась на это.
Альма была уже беременна, когда 9 марта 1902 года они с Малером поженились. На следующий день его сестра Юстина вышла замуж за Арнольда Розе, первую скрипку Венского филармонического оркестра; некоторое время они втайне поддерживали близкие отношения, к большой досаде Малера, в конце концов узнавшего об этом. Его положение в оркестре было достаточно шатким и без того, чтобы впутывать сюда семейные дела. Лишь по одной причине, пожалуй, Малер мог быть доволен тем, что Юстина вышла замуж: ее почти патологическая ревность ко всем женщинам, появлявшимся в его жизни, наверняка стала бы невыносимой, если принять во внимание столь же властный характер Альмы. Задумываясь о тех жертвах, которые ей пришлось принести,— Альма заостряет на этом внимание в своих мемуарах,— все же не следует забывать и о другой стороне дела. На многих прежних знакомых Малера, особенно если это были женщины, она смотрела откровенно неодобрительно. Конечно, далеко не случайно то, что Анна фон Мильденбург и Натали Бауэр-Лехнер, занимавшие столь видное место в его жизни, вскоре после его женитьбы как бы потерялись из виду. Если бы все оставалось по-прежнему, то, к примеру, дневники госпожи Бауэр-Лехнер, так и не вступившей в брак, могли бы, несомненно, содержать некоторые интригующие сведения, позволяющие взглянуть на совместную жизнь Малера с Альмой с совершенно иной точки зрения.