Статьи

Свежие новости

Онлайн казино Вулкан - рай для ..
Привычные любителям азартных игр оффлайн заведения постепенно становятся символом уходящего прошлого ...

Тайский массаж - основные прин ..
Как бы не странно это звучало, но тайский массаж зародился в Индии, а вовсе не в Таиланде.

Детский клуб "Дирижабль"
Команда детского клуба "Дирижабль" уверена - для полноценного развития детей отдых необходим им не м ...

хостинг от .masterhost

Андрей Петров


Петров Андрей Павлович – классический композитор русского музыкального искусства. Он – известный деятель интеллигенции Санкт-Петербурга. Музыка, написанная Андреем столь разнообразна, что частенько создается впечатление, будто ее написали несколько человек.

История школы


Старейшим музыкальным учебным заведением Санкт-Петербурга является известная детская музыкальная школа имени Андрея Петрова. Открытие этого заведения датировано далеким 1925 годом. В то время это была простая детская музыкальная студия

       Категория  Паганини » Финал

Последние месяцы жизни ПаганиниНикакие описания последней битвы Никколо с превратностями судьбы не могут передать величие и трагедию человека, достигшего вершин артистического и материального успеха и превратившегося в одинокого желчного инвалида, доживающего свой век на чужбине.
Конечно же, к нему заходили друзья, он получал письма из дома (Ахилл все время был с ним рядом, но не оставил никаких свидетельств о последних днях жизни отца), однако солнце, за которым он поехал в Ниццу, светило ему нечасто (в прямом и переносном смысле). Кое-кто говорил, что его как распутника и грешника постигла Божья кара, ведь он — в основном по причине физической немощи — отказался принять приходского священника, пожелавшего его исповедовать. Этот случай, раздутый римско-католической церковью, стал одной из причин его посмертной скандальной известности, о чем мы поговорим ниже. Казалось, Никколо был не в состоянии примириться с мыслью о близкой смерти. В своем отчаянии он был готов поверить любому, даже непрактикующему врачу, обещавшему хотя бы призрачную надежду на исцеление, и поглощал лекарства целыми пригоршнями. Но врачи оказались беспомощны, а лекарства — неэффективны, и в конце концов ему оставалось лишь воскликнуть: «Великий Боже, у меня больше нет сил!»
В апреле он продолжал диктовать письма Джерми по поводу долгов Ребиццо, отвергая любые попытки компромисса. Когда его уговаривали выбросить из памяти прошлое и думать только о настоящем, он отвечал, что никогда не переставал строить планы на будущее. Дух его оставался несломленным, но тело уже не повиновалось. Кровотечения следовали одно за другим, и 27 мая 1840 года Никколо Паганини скончался, так и не получив отпущения грехов.
Перед тем как обратиться к необычным обстоятельствам посмертных скитаний Никколо, скажем несколько слов об особенностях территориального и религиозного устройства Северо-Западной Италии, сложившегося после поражения и изгнания Наполеона в 1815 году. В огромной степени это устройство было делом рук австрийского канцлера Меттерниха и поэтому носило реакционный и репрессивный характер; Меттерних стремился с корнем вырвать все хрупкие ростки свободомыслия, занесенные на итальянскую почву французской оккупацией, а также подавить любые проявления национализма, представлявшие угрозу целостности Австрийской Империи. В то же время он хотел укрепить границу с Францией для предупреждения любых военных действий с ее стороны. Поэтому он передал бывшим владельцам, королевскому дому Сардинии, огромную территорию, в которую входили Пьемонт, Савойя и Ницца. Чтобы еще больше унизить итальянцев, он присоединил к этим владениям и Генуэзскую республику.
В Генуе были особенно сильны либеральные и националистические настроения; Генуя была одним из первых европейских государств, приветствовавших у себя французский трехцветный флаг; уроженец этого города Мадзи-ни основал «Молодую Италию» — движение, положившее начало объединению итальянского государства; именно из Генуи отплыл Гарибальди со своими краснорубашечниками, освободившими затем Южную Италию от аристократического правительства старого режима. Понятно, что жители Генуи ненавидели введенные Меттернихом порядки и не испытывали уважения к королю и его наследникам,
насильно навязанным им в правители. Из-за того что Ник-коло выбрал местом своего последнего успокоения Ниццу, его либерально-националистически настроенные земляки проигнорировали факт его смерти; с таким же успехом он мог бы умереть и в Вене.
Если место смерти Паганини не могло внушить к нему сочувствия со стороны генуэзцев, то обстоятельства смерти привели в возмущение отцов его родной католической церкви. Установившиеся в 1815 году порядки вернули к жизни не только политику репрессий, но и абсолютную духовную власть консервативно настроенного Ватикана. При поддержке инквизиции, «Индекса» (списка запрещенной неортодоксальной литературы) и иезуитов веротерпимость вновь сменилась средневековым фанатизмом. Пышным цветом расцвели шпионаж, доносительство, нетерпимость и суровые гонения на еретиков, ставшие в прошлом причиной стольких несчастий. Паганини не дождался реформ папы Пия IX. Он умер не только без отпущения грехов, но, что еще более важно, не включив церковь в число распорядителей своей последней воли.
Неудивительно, что когда весть о его смерти дошла до Генуи, гражданские власти проявили к ней мало интереса (в соответствии с образом их мышления он умер «за границей»), и когда местный священник рассказал епископу Ниццы скандальную историю об отказе музыканта принять последнее причастие и получить отпущение грехов, епископ распорядился не хоронить его в освященной земле.
Родственники и друзья — в основном Ахилл и граф де Чессоле — безуспешно пытались повлиять на епископа, чтобы он изменил свое решение. Состоялся церковный суд, но в итоге дело обернулось в худшую строну: недоброжелатели Никколо представили судьям целый ворох самых нелепых историй и сплетен. Особенно старалась его служанка, которую он уволил незадолго до смерти. Его тело набальзамировали (один из первых опытов такого рода) и оставили на два месяца лежать в постели, после чего перенесли в подвал дома, где оно хранилось более года. В это время друзья Никколо в Генуе пытались добиться разрешения перевезти его на родину, но в этом им было отказано. Джерми составил прошение на имя короля. Тот отнесся к просьбе более благосклонно, но без одобрения церкви был бессилен что-либо изменить. Церковники же оставались непреклонными; по их словам, Паганини вел порочную жизнь и умер нераскаянным, забыв о своем христианском долге. Но если кто и забыл о христианском милосердии, то только сама церковь!
Оставался лишь один путь — обращение к папе. Ахилл в сопровождении генуэзского адвоката (сам Джерми был слишком болен) выехал в Рим в сентябре 1841 года. Пока они находились в отъезде, медицинские власти Ниццы распорядились убрать тело из подвала. Де Чессоле — легко можно себе представить, в каком он находился состоянии — переправил его в заброшенный лепрозорий на скалистом берегу в районе Вильфранша, где его поместили в углу сырой и мрачной кельи. В скором времени по округе поползли пугающие слухи; рыбаки, проходившие мимо в сумерках, слышали какие-то странные, жуткие звуки; другие рассказывали о рыданиях скрипки, явственно доносившихся из-под воды тихими вечерами; отдыхающих, взбиравшихся на скалы, при виде лепрозория охватывал сверхъестественный ужас.


Один из актуальных вопросов - реорганизация предприятия. | Заказать авиабилет, авиабилеты в лондон www.trip.ru | Более 10 тысяч видов техники. karcher пароочиститель в наличии.