Статьи

Свежие новости

Онлайн казино Вулкан - рай для ..
Привычные любителям азартных игр оффлайн заведения постепенно становятся символом уходящего прошлого ...

Тайский массаж - основные прин ..
Как бы не странно это звучало, но тайский массаж зародился в Индии, а вовсе не в Таиланде.

Детский клуб "Дирижабль"
Команда детского клуба "Дирижабль" уверена - для полноценного развития детей отдых необходим им не м ...

хостинг от .masterhost

Андрей Петров


Петров Андрей Павлович – классический композитор русского музыкального искусства. Он – известный деятель интеллигенции Санкт-Петербурга. Музыка, написанная Андреем столь разнообразна, что частенько создается впечатление, будто ее написали несколько человек.

История школы


Старейшим музыкальным учебным заведением Санкт-Петербурга является известная детская музыкальная школа имени Андрея Петрова. Открытие этого заведения датировано далеким 1925 годом. В то время это была простая детская музыкальная студия

       Категория  Паганини » Особый путь

О Паганини: "Он открыл свой, особый путь".В тот вечер, все еще сохраняя скептическое отношение к происходящему, он установил первый контакт с духом Паганини, который описал следующими словами:
"В заключение сошлюсь на один феноменальный случай. Все собравшиеся на сеанс внезапно услышали загробный голос, произнесший: «Рядом с вами находится великий скрипач, который хочет поприветствовать юного джентльмена. Он говорит, что его зовут Паганини». Я обратился к невидимому Паганини на его родном языке, то есть итальянском, и был немало удивлен, получив ответ на этом же языке. Голос был едва слышен, поэтому было трудно уловить, что он говорит, но через некоторое время я понял, что голос обращается к моей матери. Спустя мгновение голос переместился к моей матери, находившейся на другой стороне круга, и начал что-то говорить ей на ухо. А потом началось самое интересное. Предполагаемый дух стал в самых изысканных итальянских выражениях тепло благодарить мою мать за то, что она еще до моего рождения, а затем в мои детские годы пробуждала во мне интерес к нему и его музыке. Тогда мать сказала: «Он играет все ваши двадцать четыре каприччио». «Да, я знаю,— последовал ответ.— Я часто бывал на концертах, где он их исполнял». «Вы были довольны?» — спросила мать. «Molto, molto contendo (очень, очень доволен)»,— отвечал голос.
Тогда я попробовал разузнать, сможет ли он сыграть что-нибудь на моей скрипке, которую я на всякий случай положил на маленький столик рядом с собой.
Теперь заговорил другой загробный голос: «Он попробует, но поскольку он впервые соприкасается с материальным предметом, это может доставить ему некоторые затруднения».
Я взял в руки скрипку и смычок, а уже в следующее мгновение смычок исчез из моей руки и невидимые пальцы стали перебирать струны на моей скрипке. Спустя еще мгновение я взялся правой рукой за гриф и ясно ощутил, как что-то коснулось тыльной стороны моей руки чуть выше запястья. Затем смычок вновь оказался в моей руке, причем он был вложен в нее так аккуратно, будто кто-то прекрасно знал, как надо держать смычок и вставил его при ярком свете (в комнате стояла полная темнота). На этом «явление Паганини» завершилось.
Здесь важно отметить, что действительно моя мать еще до моего рождения хотела, чтобы я стал скрипачом, и взяла личность Паганини за образец для свершения ее желаний — факт, совершенно неизвестный никому из присутствующих, за исключением моей матери и меня. На протяжении моей карьеры виртуоза я приобрел определенную известность как неплохой интерпретатор музыки Паганини, постоянно выступал с лекциями о его жизни и опубликовал несколько новых редакций его сочинений. Если верно, что духи все еще интересуются земными делами и следят за карьерами простых смертных, то нет ничего абсурдного в мысли о том, что дух Паганини мог обратить внимание на такого исполнителя и поклонника его музыки, как я".
Спустя некоторое время он приобрел в Германии аппарат под названием «Свет вечерней звезды» — «кусок полированного дерева около 25 сантиметров в длину и 10 в ширину. Вдоль верхней половины этой доски размещались буквы алфавита, цифры от единицы до десяти и фраза «Приветствую во имя Божие». К этой простой дощечке прилагалась маленькая круглая коробочка с отверстием, из которого торчал указатель ... надо было положить эту коробочку на нижнюю часть дощечки отверстием вниз так, чтобы указатель был обращен в сторону букв, и коснуться кончиками пальцев сплошной поверхности коробочки, и тогда она начинала автоматически двигаться, передавая самые многословные послания».
Фон Ройтер и его матушка долго экспериментировали с этим аппаратом, пока наконец не стали получать простейшие послания, окончательно убедившие их в том, что они имеют дело с ангелом-хранителем. Однако новые контакты с Паганини состоялись намного позже, и не при помощи аппарата, а через медиумов, и вновь в Америке. Во время этих контактов фон Ройтер получил через нескольких разных медиумов советы относительно своих будущих выступлений, а чуть позже, репетируя в одиночестве паганиниевскую Кампанеллу, испытал следующие необычные ощущения:
"Внезапно, без всякой предварительной подготовки, при исполнении трудного пассажа мои пальцы как бы сами собой задвигались (не могу подобрать других слов), изменив расстановку, используемую мной долгие годы, и приняв совершенно другое положение таким естественным образом, что сложнейший отрывок был сыгран с легкостью простого пассажа. Обрадованный тем, что мои пальцы бессознательно приняли гораздо более удобное расположение, я продолжал играть, ожидая получить какие-то новые откровения.
И, конечно же, на протяжении следующего часа на меня снизошла по меньшей мере дюжина новых идей касательно нюансировки, аппликатуры и ведения смычком. Впечатление было такое, будто все эти мысли передавались мне телепатическим способом или же моим смычком и пальцами управлял какой-то отличный от моего разум. На следующий день, когда я снова играл эту композицию, меня посетили новые идеи, столь прочно закрепившиеся в моем мозгу, будто бы мне преподал урок мастер скрипичной игры, но теперь у меня уже не было ощущения, что мной руководит какой-то посторонний разум. Никогда не забуду полученные мною в тот день невероятные впечатления и не могу избавиться от чувства, что Никколо Паганини таким образом начал выполнять свое намерение «разучить вместе со мной программу».
Я не буду пытаться объяснить полученный результат. Ученые, возможно, назовут это самовнушением или галлюцинацией. Пусть читатель сам сделает выводы".
Как указывает фон Ройтер, ни он, ни его мать не знали итальянский настолько, чтобы точно понимать некоторые из полученных ими сообщений. Однако они продолжали эксперименты, и однажды фон Ройтер попросил «Никколо» (имя, которым всегда называл себя дух) дать ему совет во время исполнения одного из произведений Паганини (/ Palpitt). Дальнейшее он описал такими словами:
"Когда я играл, мать держала руку на «Вечерней звезде», и время от времени аппарат выдавал разные слова, например: con fuoco (с жаром), piu capriccioso (с большей фантазией), prestissimo (быстро как только возможно), con piu sentimento (с большим чувством), стаккато и т. д. Однажды, обозначая сильное вибрато, указатель аппарата начал судорожно подергиваться. В другой раз он беспорядочно метался вверх и вниз, предлагая мне значительно увеличить скорость. Когда коробочка ложилась набок и начинала скользить вверх и вниз по доске с предельной скоростью, это обозначало «стаккато». Я должен особо подчеркнуть, что ни один из советов не касался музыки в общем смысле — все они имели прямое отношение к игравшимся мной пассажам. Прекрасно зная, что моя мать имела значительные познания в музыке, включая и исполнение, внимательно следила за моими успехами и присутствовала почти на всех моих занятиях, когда я был еще маленьким ребенком, я все же не могу предположить у нее способностей давать мне на подсознательном уровне достаточно ценные советы по вопросам исполнительского искусства, обращая мое внимание на такие тонкости, которые ускользнули бы от моего сознания.
Это свидетельство того, что моя мать лучше, чем я, вполне сформировавшийся артист, была способна на контакты с другим миром.
Однако могу со всей ответственностью заявить, что в данном случае, равно как и в некоторых других случаях, о которых я не могу рассказать во всех подробностях за неимением места, я получал советы относительно интерпретации и нюансировки (выразительности), не приходившие ранее мне в голову и несомненно свидетельствующие о присутствии более высокого авторитета, осведомленного во всех тонкостях скрипичной игры.