Статьи

Свежие новости

Онлайн казино Вулкан - рай для ..
Привычные любителям азартных игр оффлайн заведения постепенно становятся символом уходящего прошлого ...

Тайский массаж - основные прин ..
Как бы не странно это звучало, но тайский массаж зародился в Индии, а вовсе не в Таиланде.

Детский клуб "Дирижабль"
Команда детского клуба "Дирижабль" уверена - для полноценного развития детей отдых необходим им не м ...

хостинг от .masterhost

Андрей Петров


Петров Андрей Павлович – классический композитор русского музыкального искусства. Он – известный деятель интеллигенции Санкт-Петербурга. Музыка, написанная Андреем столь разнообразна, что частенько создается впечатление, будто ее написали несколько человек.

История школы


Старейшим музыкальным учебным заведением Санкт-Петербурга является известная детская музыкальная школа имени Андрея Петрова. Открытие этого заведения датировано далеким 1925 годом. В то время это была простая детская музыкальная студия

       Категория  Паганини » Золотая шпора

Паганини получил орден Золотой шпорыПодготовленный в должные сроки документ гласил, что «лекарственные средства господина Леруа обладают исключительно сильным действием и, применяемые в больших дозах, являют собой серьезнейшую опасность для потребителей». В 1823 году во все парижские мэрии были разосланы письма с рекомендациями, настоятельными просьбами, приказами воспрепятствовать распространению препаратов. Лекарства Леруа, говорилось в них, «подлежат изъятию из всех магазинов, за исключением фармацевтических»; даже аптекарям запрещалось продавать их «без письменного разрешения за подписью врача или санитарного врача». Общий смысл писем сводился к тому, что лекарство в высшей степени опасно и его распространению должен быть положен конец. Между тем Леруа выступил с заявлением, в котором говорилось, что в бутылочках из-под его лекарства, снабженных поддельными пломбами и заверенных подписями его самого и его зятя, мошенники продают вредные для здоровья микстуры собственного изготовления, ставя тем самым под угрозу его репутацию «хирурга-консультанта» и успех его «целебного снадобья».
Он прибегнул к новым способам распространения средства, в основном через неофициальных посредников, ив 1825 году полиция была вынуждена разослать парижским мэрам еще один циркуляр, сформулированный в весьма жестких выражениях и гласивший, что, поскольку вопреки прежним предписаниям «смертоносные препараты» мсье Леруа продолжают поступать в продажу, необходимо «принять строжайшие меры по предотвращению их дальнейшего распространения».
Итак, именно тогда, когда парижские власти всерьез забили тревогу по поводу губительных свойств этого «чудодейственного снадобья», Паганини начал его употреблять и делал это с перерывами в течение примерно десяти лет. (По утверждению Фетиса, «более чем двадцати», но это явное преувеличение). Неудивительно, что когда он оказался в центре внимания европейской публики в начале 30-х, к нему, по словам Шоттки, можно было применить эпитет «кожа да кости».
В источниках отсутствует указание на то, что средство Леруа явилось непосредственной причиной болезни, унесшей его в могилу, однако оно, несомненно, способствовало его заторможенности и отсутствию вдохновения в описываемый период. Иногда он месяцами не притрагивался к скрипке и даже не находил в себе сил, чтобы сочинить что-либо достойное внимания, между вариациями на тему Nel cor piu non mi sento (Как сердце замирает, 1821) и Военной сонатой (1825—26) им было написано всего несколько незначительных пьес, в основном для гитары (инструмента, за который он брался в состоянии усталости или скуки).
Первое из названных произведении (здесь воспроизведена обложка его рукописи, хранящейся в Британском музее) крупным назвать трудно, ибо оно состоит из лаконичного вступления, темы (из оперы Паизиелло Прекрасная мельничиха) и восьми коротких вариаций; оркестровое сопровождение весьма скупо (только скрипки и виолончели), и вся пьеса длится менее десяти минут. Однако после ее первого исполнения в июле 1821 года в Неаполе она стала одним из самых популярных номеров Паганини, который он постоянно включал в свои европейские программы. Второе сочинение, Военная соната (названное так потому, что в него включена маршеобразная тема Nonpiu andrai из финала первого действия оперы Моцарта Свадьба Фигаро), имеет ту же структуру, что и Ведьмы.-. три коротких вступительных раздела, тема и три вариации.
После ее первого исполнения (вероятно, в Риме) пьеса тоже стала очень популярной — скорее всего, потому, что тему и вариации Паганини играл на одной струне соль, добиваясь безупречной чистоты и силы звучания и демонстрируя исключительную беглость пальцев и умелое использование флажолетов.
В 1827 году, находясь в Риме, Паганини получил от папы орден Золотой шпоры, высший знак отличия, которого до него были удостоены всего три музыканта — Глюк, Моцарт и Морлакки. Прежде чем оказать ему такую честь, ватиканские чиновники запросили у генуэзских властей свидетельство о его непричастности к уголовным делам; Джерми удалось выхлопотать ему этот документ, несмотря на уже описывавшийся нами эпизод с семейством Кавана.
Вся ирония ситуации заключалась в том, что в тот самый момент, когда мать-церковь удостоила его одной из своих старейших и самых престижных наград, Паганини открыто жил с женщиной, которая была матерью его ребенка не будучи его женой; однако в конце его земного пути, спустя много лет после того, как он порвал эту незаконную связь и усыновил ребенка, та же церковь запретила хоронить его за то, что он якобы был безбожником. Такая вопиющая непоследовательность говорит лишь о развращенности проявляющей ее власти.
А теперь попробуем проследить обстоятельства, приведшие к тому, что синьор Паганини, кавалер большого креста (то есть ордена Золотой шпоры), стал любовником юной профессиональной певицы и отцом ее сына.
Находясь на стадии выздоровления, Паганини провел несколько месяцев в имении своего друга генерала Доме-нико Пино на озере Комо. Этот генерал, как видно, не отличался патриотическими чувствами: еще до революции он завербовался во французскую армию, сделал стремительную карьеру при Наполеоне, командовал французскими войсками, вступившими в 1796 году в Милан, в 1805 году стал военным министром, воевал в Испании и России и в 1814 году был назначен военным комендантом Милана; однако после краха Наполеона он, судя по всему, перешел на сторону австрийцев и навлек на себя подозрение в измене итальянскому делу. Он женился на богатой вдове — бывшей приме-балерине из Ла Скала, известной под именем Ла Пелузины,— владевшей палаццо в Милане и еще одним в Черноббио на озере Комо, где они с генералом и поселились по окончании войны. Не успели они там обосноваться, как она продала это имение, известное как Восточная вилла, Каролине Брауншвейгской, принцессе Уэльской, чья веселая жизнь на вилле в течение пяти лет давала обильную пищу для сплетен. Сами Пино перебрались на расположенную по соседству, гораздо более скромную Новую виллу, и именно туда летом 1823 года приехал Паганини.
Где и когда сошлись пожилой генерал-ренегат и наш общительный герой, остается загадкой. Паганини рассказывал Шоттки, что Пино был для него как отец, и будет резонно предположить, что они познакомились в 1813 году в Милане, где страстный музыкант-любитель Пино стал его учеником. Их дружба окончательно окрепла в имении на озере Комо — «этом чудесном уголке природы», как описывал его Никколо; нетрудно себе представить, с каким облегчением он вырвался из-под гнета публичных выступлений и постоянных забот о своем здоровье и удалился на тихие берега живописного озера, где он мог отдыхать, писать камерную музыку для скрипки, гитары и фортепиано и исполнять ее с друзьями.