Статьи

Свежие новости

Онлайн казино Вулкан - рай для ..
Привычные любителям азартных игр оффлайн заведения постепенно становятся символом уходящего прошлого ...

Тайский массаж - основные прин ..
Как бы не странно это звучало, но тайский массаж зародился в Индии, а вовсе не в Таиланде.

Детский клуб "Дирижабль"
Команда детского клуба "Дирижабль" уверена - для полноценного развития детей отдых необходим им не м ...

хостинг от .masterhost

Андрей Петров


Петров Андрей Павлович – классический композитор русского музыкального искусства. Он – известный деятель интеллигенции Санкт-Петербурга. Музыка, написанная Андреем столь разнообразна, что частенько создается впечатление, будто ее написали несколько человек.

История школы


Старейшим музыкальным учебным заведением Санкт-Петербурга является известная детская музыкальная школа имени Андрея Петрова. Открытие этого заведения датировано далеким 1925 годом. В то время это была простая детская музыкальная студия

       Категория  Рахманинов » Америка

Рахманинов в СШАВ начале нового года Рахманинов дал несколько концертов в России и поэтому не смог присутствовать 25 января в Дрездене на премьере Электры Рихарда Штрауса. Но композитора, несомненно, заинтересовало сообщение о концерте, которым 6/19 февраля в Санкт-Петербурге дирижировал Зилоти. В него вошли два новых оркестровых произведения Игоря Стравинского, двенадцатиминутное Фантастическое скерцо, опус 3, и Фейерверк, опус 4. Впервые услышал музыку Стравинского и сидевший в зале Сергей Дягилев, который искал новые таланты для представления их в Париже. Работа над Островом мертвых продолжалась и после гастролей, она была завершена в Дрездене 17 апреля 1909 года. Рахманинов дирижировал на премьере в Москве, которая состоялась 18 апреля/1 мая.
Дрезден расположен недалеко от Лейпцига, где Никиш состоял дирижером оркестра Гевандхаус, там Рахманинов смог увидеть новый вариант Острова мертвых, выставленный в картинной галерее. Швейцарский художник Арнольд Бёклин умер в 1901 году, в возрасте двадцати девяти лет. Он написал шесть вариантов картины, на Рахманинова произвела большое впечатление копия одного из этих вариантов, которую он увидел в Париже. Один из дрезденских знакомых, Николай фон Струве, рассказал композитору о другом варианте картины, и он поспешил ее посмотреть.
Исследователи творчества Рахманинова часто недооценивают эту мрачную картину, но, по мнению искусствоведов, специалистов по искусству германских народов, она прекрасно характеризует стиль живописи той эпохи. По своему эмоциональному воздействию Остров мертвых близок к Лунной ночи Шёнберга (1899 год) с ее беспросветной тоской и глубоким пессимизмом. На картине изображена лодка, в которой установлен гроб. Впереди, за рекой Стикс, огромный мрачный остров. Гигантские вязы нависают над суденышком, медленно плывущим к маленькой пристани, грубо вытесанной в небольшой естественной бухте. По обеим сторонам острова высятся могильные склепы, вырубленные из сплошной скалы. Даже одинокая фигура Харона, стоящего в лодке, похожа на покрытый саваном труп, и именно она прежде всего приковывает внимание зрителя. Расположение прямой фигуры в центре картины неотвратимо притягивает взгляд к деревьям и снова обратно, в непрекращающемся круговом движении.
Картина более значительна, чем считают многие музыковеды, хотя шедевром ее не назовешь. В то время она была широко известна и обладала неизъяснимым очарованием в глазах многих современников. Немецкий композитор Макс Регер написал симфоническую сюиту Четыре симфонические поэмы по Бёклину, опус 128, третья часть которой, Остров мертвых, навеяна именно этой картиной. Симфоническая поэма Рахманинова, с ее масштабными симфоническими пропорциями, неоспоримо доказывает, что он мастерски владел крупными музыкальными формами. Мысли о смерти, подчеркнутые в названии, здесь не столь мрачные, как у Чайковского в Патетической или у Малера в Песнях мертвых детей, тема трактуется более объективно. Здесь нет безнадежности, финальная часть, после тонко продуманного апофеоза, полного всепоглощающей страсти и силы, насыщена тишиной и покоем (эта музыкальная тема перекликается с началом произведения, но несет совершенно иную эмоциональную окраску). Утешительные ноты, конечно, звучат и здесь, но без фатализма, столь характерного для типичных романтиков. Место темы Диес Ире безусловно логично и безукоризненно, и именно культура музыкального строя этого произведения Рахманинова не дала ему кануть в забвение.
Вскоре после премьеры Острова мертвых (опус 29) Рахманинов стал вице-президентом Императорского Русского музыкального общества. Он серьезно относился к своим обязанностям, которые предполагали развитие музыкального образования в провинции. Но готовилось еще более важное событие: к Рахманинову обратился Генри Вольфсон с предложением провести гастроли в Соединенных Штатах, и композитор дал свое принципиальное согласие. Во время летнего отдыха в Ивановке он услышал о смерти Вольфсона и решил было, что все планы меняются, однако госпожа Вольфсон взяла в свои руки дела покойного мужа и повторила приглашение.
Во время переговоров Рахманинов работал — как всегда, в обстановке большой секретности,— над новым произведением, премьеру которого предполагал провести в Нью-Йорке. Это был Третий фортепианный концерт ре-диез, опус 30, написанный на удивление быстро. Композитор уже видел по меньшей мере одну положительную сторону гастролей — возможность покупки автомобиля, хотя предстоявшее утомительное путешествие не слишком его радовало.
И все же, поборов все сомнения и колебания, в конце октября Рахманинов прибыл в Соединенные Штаты, захватив с собой партитуру нового Концерта. На пристани его встретил Модест Альтшулер. Поскольку Концерт был закончен лишь 23 сентября/6 октября, его партитуру не успели отпечатать, и запланированные выступления предстояло давать по авторской рукописи. Гастрольный маршрут предполагался длинным: Вольфсоны договорились о двадцати концертах в крупнейших городах северо-востока США; из-за такого плотного графика Рахманинову пришлось репетировать на макете клавиатуры фортепиано во время пересечения Атлантики.
Американским дебютом композитора стал концерт 4 ноября в Колледже Смита в Нортхэмтоне, расположенном в округе Хэмпшир, штат Массачусетс,— маленьком городке в 160 милях к северо-востоку от Нью-Йорка. Оттуда он отправился в Бостон, чтобы сыграть Второй концерт в сопровождении Бостонского симфонического оркестра под управлением Макса Фидлера (однофамильца Артура, который, хотя и родился в Бостоне — его отец Айзек в то время играл в оркестре,— в 1910 году готовился к поездке в Берлин, чтобы там пройти пятилетний курс обучения). В том же сопровождении Рахманинов исполнял свой Концерт в Балтиморе и Нью-Йорке.
В последнем композитор задержался, чтобы подготовиться к самому важному событию турне: к премьере нового Концерта, которая состоялась 28 ноября в Новом театре на Манхэттене, в сопровождении Нью-Йоркского симфонического оркестра под управлением Уолтера Дамроша. Через два дня с тем же составом оркестра Рахманинов выступил в Карнеги-холл. Однако многие считают, что самым важным исполнением этого произведения было третье. Оно состоялось в сопровождении Нью-Йоркского филармонического оркестра под управлением недавно назначенного дирижера Густава Малера, преемника Сафонова. Это произошло 16 января 1910 года, также в Карнеги-холл.