Статьи

Свежие новости

Онлайн казино Вулкан - рай для ..
Привычные любителям азартных игр оффлайн заведения постепенно становятся символом уходящего прошлого ...

Тайский массаж - основные прин ..
Как бы не странно это звучало, но тайский массаж зародился в Индии, а вовсе не в Таиланде.

Детский клуб "Дирижабль"
Команда детского клуба "Дирижабль" уверена - для полноценного развития детей отдых необходим им не м ...

хостинг от .masterhost

Андрей Петров


Петров Андрей Павлович – классический композитор русского музыкального искусства. Он – известный деятель интеллигенции Санкт-Петербурга. Музыка, написанная Андреем столь разнообразна, что частенько создается впечатление, будто ее написали несколько человек.

История школы


Старейшим музыкальным учебным заведением Санкт-Петербурга является известная детская музыкальная школа имени Андрея Петрова. Открытие этого заведения датировано далеким 1925 годом. В то время это была простая детская музыкальная студия

       Категория  Рахманинов » Эра граммофона

Новые звукозаписи РахманиноваПеред тем как ложиться в больницу, Рахманинов решил подыскать постоянное жилье в Нью-Йорке. Он присмотрел себе квартиру на Риверсайд-Драйв, 33, окна которой выходили на реку Гудзон. На лето семья сняла дом в новом месте: в Локуст Пойнте, штат Нью-Джерси, недалеко от Кэмденской студии компании Виктор и Лейкхерста, где в то время строился аэропорт, в основном для дирижаблей. В этом местечке Рахманинов и некоторые другие семьи эмигрантов основали русскую колонию. Поездка в Россию была отложена, но некоторым утешением композитору послужил приезд Шаляпина и Московского художественного театра, привезшего на гастроли в Америку Алеко.
В штате Нью-Джерси Рахманинов пытался сдать экзамен на получение водительских прав, однако провалился, так как не сумел ответить на устные вопросы на английском языке и справиться с левосторонним рулем, поэтому ему пришлось нанять шофера. На это место он подыскал русского водителя, и, когда от него ушел повар-француз, вместо него он тоже нанял русского. На место шофера было много претендентов (и через полвека в Нью-Йорке все еще на удивление много таксистов русского происхождения).
В эмиграции оказалась и Нина Кошиц, которой в 1920 году удалось выехать из России вместе с мужем и маленькой дочкой. Ее дебют в США состоялся в сопровождении Детройтского симфонического оркестра под управлением Осипа Габриловича, работавшего в этом оркестре дирижером и пианистом с 1918 года. Соколов пригласил певицу в Кливленд, и вскоре она завоевала себе высокую репутацию и в Соединенных Штатах. Рахманинов встретился с ней значительно позже, но сразу по ее приезде в Америку дал певице рекомендации для некоторых концертных агентств и менеджеров. Композитор имел также возможность регулярно переписываться со своими знакомыми в России, Морозовым и Вилыпау, так что связи с родиной он не терял.
В новом сезоне Рахманинов добавил к своему репертуару сюиту Дебюсси и решил построить программу своих концертов на балладах (до этого у него были программы из этюдов). Теперь, когда Рахманиновы прочно обосновались в Соединенных Штатах, а дети ходили в школу, композитор решил, что может возобновить гастрольные поездки. В этом сезоне Рахманинов впервые после войны приехал в Англию, после чего отправился в Дрезден, где к нему присоединились жена и дети, и семья проводила время вместе с Сатиными, также покинувшими Россию. Невестка Рахманинова Софья вспоминала о привычках композитора во время их пребывания в Дрездене, среди которых был непременный короткий сон после обеда.
20 мая в Лондоне Рахманинов впервые исполнил четыре из своих Этюдов-картин из опуса 39. Чуть раньше в том же году он написал переложение менуэта из Арле-зианки Бизе и впервые сыграл его 19 января в Талсе, штат Оклахома, после чего, 24 февраля, сделал запись для фирмы Виктор.
Летом 1921 года Рахманинова глубоко взволновало известие о страшном голоде в России. Правительство Соединенных Штатов передало в фонд голодающих крупную сумму денег и большое количество продовольствия, сделав это не только из гуманитарных соображений, но желая помочь белому движению, все еще сражавшемуся с большевиками. Рахманинов дал много концертов в помощь голодающим, и его щедрые пожертвования были высоко оценены в России, где Вилыпау вместе с русским композитором Рейнгольдом Глиэром написал кантату в честь пятидесятилетия Рахманинова, отмечавшегося 2 апреля 1923 года.
Сезон 1922/23 года был самым напряженным в жизни композитора — за двадцать недель он дал семьдесят один концерт, проделав путь от Канады до Кубы. Для поездок Рахманинов арендовал специальный железнодорожный вагон, оборудованный под передвижную студию,— в нем было даже фортепиано. Но скоро он, как и все пассажиры, путешествующие по железной дороге, понял, насколько трудно заснуть в движущемся поезде, и отказался от этого вагона еще до конца гастролей. Поэтому в следующем сезоне он уменьшил количество выступлений в Америке, желая за счет этого дать больше концертов в Европе.
Через три дня после своего пятидесятилетия Рахманинов уже приступил к записи на студии Виктор вальсов Шопена — ре-бемоль мажор, № 3 из опуса 64 (вальс Минутка) — и Чайковского — Вальс из опуса 40. Это была вторая запись Шопена у Виктора, сильно отличавшаяся от первой, исполненная в стиле рубато и в более «творческой» интерпретации, чем в 1921 году, когда Рахманинов играл довольно сдержанно. Вскоре Рахманинов должен был отправиться с концертами в Австралию, но гастроли пришлось отменить: за прошедший сезон композитор совершенно вымотался физически. 1 мая он писал в Россию Вилыпау:
Дорогой мой Владимир Робертович, Ваше письмо с многочисленными подписями и приветственную кантату получил. Был очень тронут как словами, так и звуками. Спасибо Вам большое ... Больше не пишу. Сезон окончил, и руки точно отнялись...
Немного восстановив силы, но не настолько, чтобы заняться композицией, Рахманинов начал новый сезон, благодаря Бога за то, что количество его концертов уменьшилось вдвое. К концу 1923 года он дал лишь пятнадцать концертов. На открытии сезона, состоявшемся 13 ноября в Скрэнтоне, штат Пенсильвания, он впервые сыграл в своей аранжировке Гопак из Сорочинской ярмарки Мусоргского. Хотя нотную запись он тогда не сделал, но еще до премьеры была сделана запись для Ампико. Рукопись же композитор закончил в первый день нового 1924 года. Во время месячного перерыва в середине сезона он за один день (27 декабря) записал пять сторон пластинок в сольном фортепианном исполнении (тогда это была рекордная для него производительность). В марте предыдущего года он уже записал Жонглерку Мошковского и своего Полишинеля , поэтому, с учетом этих декабрьских записей, менее чем за четыре года он выполнил условия пятилетнего контракта с Виктором, что лишний раз доказало способность Рахманинова зарабатывать на жизнь трудом музыканта. Этот перерыв дал ему возможность подготовиться к самой важной к тому времени записи: исполнению второй и третьей частей Второго концерта со Стоковским и Филадельфийским оркестром.
Это была первая запись произведения (если не считать фортепианных фрагментов Концерта на утерянных валиках). Выбрав вторую и третью части, он записал Концерт в том виде, в каком он был исполнен впервые. Тогда считалось в порядке вещей записывать на пластинки лишь отдельные части произведений, и лишь почти год спустя, 22 декабря следующего года, те же артисты добавили к своей записи первую часть целиком. На пластинке со скоростью 78 оборотов в минуту был записан лишь один фрагмент первой части Концерта; второй фрагмент появился на свет в 1973 году, в альбоме, посвященном памяти композитора, а третий, которым заканчивается первая часть, был утерян. Другие части уже в те годы вышли полностью.