Статьи

Свежие новости

Онлайн казино Вулкан - рай для ..
Привычные любителям азартных игр оффлайн заведения постепенно становятся символом уходящего прошлого ...

Тайский массаж - основные прин ..
Как бы не странно это звучало, но тайский массаж зародился в Индии, а вовсе не в Таиланде.

Детский клуб "Дирижабль"
Команда детского клуба "Дирижабль" уверена - для полноценного развития детей отдых необходим им не м ...

хостинг от .masterhost

Андрей Петров


Петров Андрей Павлович – классический композитор русского музыкального искусства. Он – известный деятель интеллигенции Санкт-Петербурга. Музыка, написанная Андреем столь разнообразна, что частенько создается впечатление, будто ее написали несколько человек.

История школы


Старейшим музыкальным учебным заведением Санкт-Петербурга является известная детская музыкальная школа имени Андрея Петрова. Открытие этого заведения датировано далеким 1925 годом. В то время это была простая детская музыкальная студия

       Категория  Рахманинов » Консерватория

Учеба Рахманинова в консерваторииКогда поезд прибыл на Курско-Нижегородский вокзал в центре Москвы, в двух милях к востоку от Кремля, город, должно быть, показался Сергею совсем не похожим на Санкт-Петербург. На вокзале его встречала тетя Юлия, мать Александра Зилоти, и несколько первых московских дней мальчик провел в ее доме.
Новая жизнь, шум и оживление на скверно вымощенных улицах Москвы взбудоражили его воображение, не оставив места для печали. Это было слишком новое, слишком необычное, слишком интересное место, чтобы мальчик мог хандрить, но не успел он освоиться, как пришла пора переезжать на квартиру Николая Зверева, что в Ружейном переулке, где ему и предстояло жить.
Когда Сергей приступил к занятиям у Зверева, тому было пятьдесят три года, но выглядел он старше. В своей просторной квартире он жил с сестрой Анной. Ученики Зверева жили там же, но не больше трех одновременно. Их отбирали среди лучших учащихся консерватории, и необязательно из богатых семей: тех, кто был беден, Зверев обучал и содержал бесплатно. Жил он на деньги тех семей, которые могли заплатить, и на свое консерваторское жалованье.
Для Сергея, привыкшего к беспечной обстановке в семье, жизнь у Зверева могла показаться тюрьмой. Он делил большую спальню с двумя другими учениками — Михаилом Пресманом и Леонидом Максимовым. В распоряжении трех мальчиков было два рояля — кроме занятий в консерватории, каждому из них приходилось по три часа практиковаться дома. Хотя сам Зверев часто отсутствовал, отправляясь то в консерваторию, то на частные уроки к другим ученикам, порой возвращаясь не раньше десяти часов вечера, его сестра Анна строго следила за установленным распорядком. Занятия начинались в шесть утра, а значит, вставать приходилось еще раньше. Зверев часто спрашивал у профессоров консерватории об успехах своих учеников по другим предметам, и горе было тем из них, кто не проявлял достаточного прилежания.
Но контроль Зверева над учениками этим не ограничивался. Он стремился воспитать в них достоинство и манеры всесторонне образованных людей. После успешного завершения первоначального курса обучения Зверев стал выводить своих учеников в свет, заставляя их посещать драматические, концертные и оперные премьеры, а иногда и хорошие рестораны. По мнению Зверева, хорошие манеры были важной частью образования музыкантов, и такие выходы в свет стали для мальчиков желанной передышкой от домашних строгостей.
Заботясь о всестороннем воспитании учеников, Зверев часто принимал у себя известных музыкантов и гастролирующих артистов. Мальчикам иногда разрешали присутствовать на этих вечерах и после обеда просили поиграть на рояле для почетных гостей. Не говоря уже о том опыте выступлений перед слушателями, который приобретали юные музыканты, неоценима была возможность встречи в приятной и непринужденной обстановке с целой плеядой великих артистов. Нигде больше не смог бы Сергей познакомиться с такими знаменитыми музыкантами, как стареющий Дюбюк (который, несомненно, потчевал мальчиков рассказами о своей встрече с Бетховеном в 1823 году), Антон и Николай Рубинштейны, братья Чайковские (Петр и Модест). Бывал там и его двоюродный брат Александр, уже ставший известным музыкантом.
Таков был мир, в который судьба забросила Сергея. Он адаптировался в нем очень быстро, что говорит о незаурядной силе его характера, и улучшил технику своей фортепианной игры до такой степени, что, когда Антон Рубинштейн приехал в Москву дирижировать сотым исполнением своей оперы Демон, в показательном концерте лучших учащихся консерватории перед ним выступили Рахманинов (он тогда учился у Зверева первый год) и Иосиф Левин (другой очень одаренный студент, который не жил у Зверева). Сергей сыграл Английскую сюиту ля минор Баха.
В первый год занятий у Зверева мальчики изучали только технику игры на фортепиано. Они играли в четыре руки оркестровые и камерные композиции. Тогда это считалось общепринятым способом изучения классической музыки, поскольку фонограф Эдисона еще не вышел из младенческого возраста. Эта возможность детально познакомиться с великими произведениями, должно быть, разбудила дремавшие в Сергее задатки композитора. К концу первого года занятий у Зверева музыкальная техника Сергея улучшилась почти до неузнаваемости.
Он присутствовал на серии Исторических концертов Антона Рубинштейна (оставивших по себе неизгладимую память), на московской премьере новой симфонии Чайковского Манфред, опус 58, исполненной оркестром Русского музыкального общества под управлением Макса Эрдманс-дорфера 11 марта 1886 года. В этом сочинении, даже в большей степени чем в Четвертой симфонии Чайковского, заглавная тема звучит с чрезвычайным изяществом. Это не могло не произвести на Сергея огромного впечатления.
В консерватории стало известно о премьере в Лондоне 19 мая еще одной симфонии, построенной на вариациях на главную тему Третьей симфонии Сен-Санса до минор, посвященной Листу, учителю Александра. Дирижировал ее исполнением сам Сен-Санс. Лист был очень тронут этим посвящением, но жить ему оставалось уже недолго: великий композитор скончался 31 июля, меньше чем через три месяца после премьеры.
В мае 1886 года Зверев взял с собой мальчиков на лето в Крым, не столько для отдыха, сколько для того, чтобы они позанимались гармонией и теорией музыки с коллегой Зверева по консерватории, профессором Ладухиным, и подготовились таким образом к новому учебному году, начинавшемуся осенью. Мальчики, занимавшиеся первый год исключительно фортепиано, теперь должны были поступить в класс гармонии Антона Аренского, но жить им по-прежнему предстояло в квартире Зверева с ее суровой дисциплиной и дополнительной практикой.
Этим летом Сергей, став теперь весьма искусным пианистом, сделал свою первую попытку написать собственную композицию, вернее переложение. Издатель Юрген-сон только что опубликовал партитуру симфонии Чайковского Мапфред, и Сергей начал аранжировку этого произведения для фортепианного дуэта. В определенном смысле эта практическая работа дополнила уроки игры на фортепиано и курс гармонии у профессора Ладухина.