Статьи

Свежие новости

Онлайн казино Вулкан - рай для ..
Привычные любителям азартных игр оффлайн заведения постепенно становятся символом уходящего прошлого ...

Тайский массаж - основные прин ..
Как бы не странно это звучало, но тайский массаж зародился в Индии, а вовсе не в Таиланде.

Детский клуб "Дирижабль"
Команда детского клуба "Дирижабль" уверена - для полноценного развития детей отдых необходим им не м ...

хостинг от .masterhost

Андрей Петров


Петров Андрей Павлович – классический композитор русского музыкального искусства. Он – известный деятель интеллигенции Санкт-Петербурга. Музыка, написанная Андреем столь разнообразна, что частенько создается впечатление, будто ее написали несколько человек.

История школы


Старейшим музыкальным учебным заведением Санкт-Петербурга является известная детская музыкальная школа имени Андрея Петрова. Открытие этого заведения датировано далеким 1925 годом. В то время это была простая детская музыкальная студия

       Категория  Рахманинов » Новое столетие

Начало нового столетияНесколько месяцев Рахманинов посещал доктора Даля. Позже он вспоминал, что тот лечил его простым, но эффективным способом, включавшим в себя один из видов гипноза. В полусонном состоянии композитор слушал, как доктор Даль настойчиво повторяет снова и снова: «Вы начнете писать свой Концерт... вам будет работаться очень легко... Концерт получится превосходный...» По сути дела, доктор повторял совет Льва Толстого: «Вы должны работать», но с большей тонкостью, пониманием и сочувствием.
Из воспоминаний Рахманинова об этом курсе лечения ясно, что его заботило еще и выполнение обещания о написании нового Концерта, данного Лондонскому филармоническому обществу,— иначе доктор Даль не смог бы об этом узнать. Рахманинов, очевидно, был обеспокоен недостатком идей для этого произведения, ведь неспособность писать означала нарушение собственного обязательства.
После окончания лечения Рахманинов поехал с Шаляпиным на Южный берег Крыма, климат которого известен своими целительными свойствами. Там певец получил телеграмму из миланской Ла Скала с приглашением исполнить главную партию в опере Бойто Мефистофель. Поначалу он решил, что это шутка, но его жена (итальянка, танцевавшая в балетной труппе Мамонтова) убедила отнестись к приглашению серьезно. Она посоветовала Шаляпину ответить и попросить подтверждения предыдущей телеграммы. Полученный ответ убедил его в подлинности приглашения, но Шаляпин не знал итальянского, а времени на подготовку оставалось очень мало. Поэтому он сообщил о своем согласии, но потребовал немыслимого гонорара, втайне надеясь, что театр откажется. К его изумлению и радости итальянцы согласились на все требования, и Шаляпины, в сопровождении Рахманинова, отправились в Варацце, маленькое курортное местечко недалеко от Сан-Ремо. Они остановились на небольшой вилле, где зажили довольно скромно (для того, чтобы поддерживать голос Шаляпина в хорошем состоянии, а также из финансовых соображений). Итальянцы относились к ним дружески и гостеприимно. Местные лавочники, узнав, что гости готовятся к выступлению в Ла Скала, всячески пытались им угодить.
В этой расслабленной и приятной атмосфере, насыщенной новыми впечатлениями, встречами, которые приносят первые поездки за границу, к Рахманинову стало возвращаться вдохновение. Он начал работать сразу над несколькими произведениями и переложил на музыку рассказ Толстого Пантелей-целителъ (что было весьма символично). Занятия оперой возродили в нем желание возвратиться к Франческе да Римини, и Сергей написал к ней любовный дуэт. Из писем ясно, что ему потребовалось некоторое время, чтобы вернуться к композиции, но для друзей в России хорошим признаком было уже то, что Рахманинов жаловался на шум, который мешает заниматься музыкой.
Две основные работы, начатые в Италии, композитор завершил уже по возвращении в Россию. Это были Вторая сюита для двух фортепиано, опус 17, которую он начал писать в декабре 1900 года, и, самое главное, новый Концерт.
Из-за болезни Рахманинова и его путешествия с Шаляпиным Фреду Гейсбергу молодому американскому пионеру звукозаписи (на своей студии в Филадельфии он уже добился существенных успехов), не удалось, к сожалению, записать ни Рахманинова, ни Шаляпина во время посещения Санкт-Петербурга в марте и апреле. Гейсберг приехал в город по рекомендации двух своих агентов по продаже граммофонов, но по прибытии обнаружил, что агенты не договорились о записи с артистами, а связи их вовсе не были такими обширными, как считали на студии. Группа сделала несколько записей популярных артистов, но Шаляпин, чья роль в Жизни за царя Глинки имела огромный успех в Санкт-Петербурге, отказался от предложения Гейсберга. Тому пришлось ограничиться другими оперными певцами, удалось уговорить Танеева записать короткую фортепианную пьесу собственного сочинения. Вернувшись из России, Гейсберг, должно быть, с радостью услышал о планах основать в Филадельфии новый симфонический оркестр. Эти планы воплотились в жизнь 16 ноября, когда Филадельфийский оркестр дал свой первый концерт в Академии музыки (построенной за много лет до этого по чертежам, повторявшим интерьер Л а Скала). Дирижером был Фриц Шеель, а солистом, сыгравшим Фортепианный концерт Чайковского си-бемоль минор,— Осип Габрилович. Программа также включала Пятую симфонию Бетховена и увертюру Карла Гольдмарка Весной.
В Англии известность Сергея тем временем росла: 4 октября 1900 года состоялась британская премьера его Первого фортепианного концерта в исполнении Ивлина Стюарта и Оркестра Королевского зала под управлением Генри Дж Вуда. Для Вуда это была одна из первых встреч с музыкой Рахманинова, к которой он почувствовал особое пристрастие благодаря влиянию русской княгини Ольги Урусовой, на которой незадолго до этого женился.
Радость Рахманинова при известии о состоявшемся концерте несколько омрачалась тем, что он теперь не считал это произведение лучшим в своем творчестве. В октябре, вдохновленный идеями нового Концерта, которые пришли к нему еще в Италии, он стал работать с прежней быстротой, и скоро набросок был готов. Вернее, готовы были последние две части: первую он дописал позже. Вероятно, восторг Зилоти, услышавшего, как Сергей играет эти две части, и был причиной того, что впервые их исполнили уже 2/15 декабря в Москве.
Это произошло в зале Дворянского собрания в Охотном ряду, рядом со знаменитым рынком. Рахманинов согласился с тем, чтобы его работу сыграли не полностью — первая часть еще не была готова. Дирижировать должен был Зилоти. Когда до концерта оставались считанные дни, Сергей подхватил сильную простуду, грозившую осложнениями. Поскольку его Концерт не был закончен, Рахманинов, видимо, изменил в нем начало медленной части. Сам Концерт написан в ключе до минор, а медленная часть — в ми, поэтому для того, чтобы сделать первые такты подходящими для начала, композитор, вероятно, повел их в основном ключе (до минор), с дальнейшим плавным переходом в ми. Для некоторых слушателей, особенно твердолобых консерваторов, шок от того, что пьеса начинается не в заявленном ключе, мог бы быть слишком велик.