Статьи

Свежие новости

Онлайн казино Вулкан - рай для ..
Привычные любителям азартных игр оффлайн заведения постепенно становятся символом уходящего прошлого ...

Тайский массаж - основные прин ..
Как бы не странно это звучало, но тайский массаж зародился в Индии, а вовсе не в Таиланде.

Детский клуб "Дирижабль"
Команда детского клуба "Дирижабль" уверена - для полноценного развития детей отдых необходим им не м ...

хостинг от .masterhost

Андрей Петров


Петров Андрей Павлович – классический композитор русского музыкального искусства. Он – известный деятель интеллигенции Санкт-Петербурга. Музыка, написанная Андреем столь разнообразна, что частенько создается впечатление, будто ее написали несколько человек.

История школы


Старейшим музыкальным учебным заведением Санкт-Петербурга является известная детская музыкальная школа имени Андрея Петрова. Открытие этого заведения датировано далеким 1925 годом. В то время это была простая детская музыкальная студия

       Категория  Рахманинов » Первая симфония

Первая симфония РахманиноваМыслями он опять обратился к композиции: требовалось создать большое, значительное произведение. К этому он стремился уже давно, о чем свидетельствует замысел симфонической поэмы, возникший у композитора прошлым летом. В январе 1895 года началась работа над первой «настоящей» симфонией, опусом 13. В качестве ключа был избран ре-диез,— интересно, как часто эта тональность встречается в пьесах композитора. Его первое оркестровое произведение, Скерцо, написано в ре-диез, как и ранняя симфония из одной части. Князь Ростислав также написан в этом ключе, Алеко — тоже. Эта же тональность избрана Рахманиновым для многих романсов и пьес для фортепиано, для второго Элегического трио. Чем бы ни объяснялась такая привлекательность ключа ре-диез для Рахманинова, она, безусловно, была очень сильной, и неудивительно, что первую свою настоящую симфонию композитор также написал в этом ключе. С другой стороны, огромный художественный прогресс, достигнутый Рахманиновым в этом произведении, заставляет предположить, что подсознательно оно зрело в его душе уже многие годы.
Симфония, начатая в январе, полностью поглотила композитора. Работая со всевозрастающей уверенностью, которая приходит к художникам, когда они понимают, что создают нечто стоящее, он закончил это произведение, пожалуй самое выдающееся из всего, что композитор создал до тех пор, 30 августа/12 сентября в Ивановке. На партитуре стояло несколько таинственное посвящение АЛ. (Анне Лодыженской).
Кроме жалованья преподавателя в Институте благородных девиц, Рахманинов в период работы над симфонией не имел почти никакого дохода, поэтому по ее окончании отправился вместе с итальянской скрипачкой Терезиной Туа в трехмесячное концертное турне. Старый друг Рахманинова Сахновский, ухаживавший за ним во время болезни на последнем году учебы в консерватории, имел хорошие связи в московских музыкальных кругах. Он спросил известного издателя и импресарио Беляева, не сможет ли тот как-то помочь молодому композитору. У Сергея были верные друзья: Танеев и Глазунов тоже обратились к Беляеву с просьбой, и тот согласился включить Утес в программу концертов на начало 1896 года.
Беляеву было тогда пятьдесят девять лет. Сын богатого торговца лесом был большим любителем музыки. В 1885 году он основал музыкальное издательство в Лейпциге, поскольку на Германию распространялось действие международной конвенции по авторскому праву (на Россию в то время еще нет). В том же году меценат организовал на собственные средства в Санкт-Петербурге цикл Русских симфонических концертов. Помог Беляев Рахманинову и в другом: издавая оркестровые произведения Глазунова в переложении для фортепианного дуэта, он попросил Сергея после турне с Терезиной Туа написать вариант для фортепиано новой Шестой симфонии композитора.
Отыграв первый концерт в Лодзи, Рахманинов начал задумываться, стоило ли ему соглашаться на это турне. Гастроли начались 7/20 ноября, и уже двумя днями позже Рахманинов написал Слонову, что, хотя концерт пользовался успехом у слушателей, художественной удачей его назвать нельзя. По-видимому, на графиню Терезину Туа-Франчи-Верней делла Валетта (так звучало полное имя скрипачки) было приятнее смотреть, чем слушать ее игру, к тому же она была чрезвычайно непорядочна. Вскоре гастрольное турне привело их в Москву, где 22 ноября/5 декабря Рахманинов дирижировал на премьере своего Каприччио на цыганские темы. Некоторые критики считают, что это произведение ничем не лучше Утеса, но, по крайней мере, оно не столь претенциозно, как более ранняя симфоническая поэма. Типичная пьеса русской национальной музыкальной школы, краткая и рапсодическая, была скорее характерна для позднего периода творчества Рахманинова. Совершенно очевидно, что образцом для нее послужили каприччио Римского-Корсакова и Чайковского (соответственно Испанское и Итальянское), а эти произведения — не лучшие в творчестве обоих композиторов. Рахманинов был доволен тем, что в маршрут турне входила Москва — он смог дирижировать исполнением своего Каприччио и отказаться от участия в дальнейших поездках, сославшись на то, что ему не заплатили за уже проведенные концерты.
Это позволило композитору сосредоточиться на других своих замыслах — переложении Шестой симфонии Глазунова и сочинении шести хоровых произведений для женских (или детских) голосов и фортепиано — прямого следствия преподавательской работы в Институте благородных девиц. Они были опубликованы в качестве опуса 15 вслед за циклом из двенадцати романсов, составляющих опус 14 (первый из которых, Л жду тебя, был написан еще в 1894-м). Все остальные романсы этого цикла композитор сочинил уже в 1896 году: два из них, Островок и Весенние воды, принадлежат к его лучшим произведениям этого жанра. Весенние воды примечательны также исключительно сложной партией для фортепиано (как и у многих других романсов из этого цикла). Возможно, это объясняется их посвящением его первой учительнице игры на фортепиано Анне Орнатской.
В январе 1896 года, еще до написания этих пьес, Рахманинов отправился в Санкт-Петербург, где 20 января/ 2 февраля слушал, как Глазунов исполняет Утес на беляев-ских Русских симфонических концертах. Беляев согласился включить новую симфонию в программу следующего сезона концертов, также в исполнении Глазунова, так что можно предполагать, что Утес был принят слушателями хорошо. Рахманинова, естественно, такая перспектива обрадовала.
В этом году композитора часто отвлекала от работы необходимость готовиться к премьере симфонии, и все же он, видимо, сочинил в это время две части Струнного квартета, соль минор и до минор. Впервые их сыграл в Москве Квартет имени Бетховена уже после смерти композитора, в октябре 1945 года, на том же концерте, на котором в первый раз исполнялись части квартета, написанные в 1889 году. Вероятно, Рахманинов собирался включить эту пьесу в цикл Четыре импровизации для соло на фортепиано. Остальные три пьесы написали Аренский, Глазунов и Танеев.
В конце года Рахманинов опять серьезно занялся композицией: в период с октября по декабрь он написал шесть Музыкальных моментов для соло на фортепиано. В этих произведениях композитор, проявивший уже свою зрелость в симфонии, раскрылся впервые с неожиданной стороны — в создании музыки для сольного фортепиано. Эти Музыкальные моменты, опус 16, посвященные Александру Затаевичу, явились поворотным пунктом в его творчестве, намного превосходя своими достоинствами все его произведения для фортепиано, написанные к тому времени.