Статьи

Свежие новости

Онлайн казино Вулкан - рай для ..
Привычные любителям азартных игр оффлайн заведения постепенно становятся символом уходящего прошлого ...

Тайский массаж - основные прин ..
Как бы не странно это звучало, но тайский массаж зародился в Индии, а вовсе не в Таиланде.

Детский клуб "Дирижабль"
Команда детского клуба "Дирижабль" уверена - для полноценного развития детей отдых необходим им не м ...

хостинг от .masterhost

Андрей Петров


Петров Андрей Павлович – классический композитор русского музыкального искусства. Он – известный деятель интеллигенции Санкт-Петербурга. Музыка, написанная Андреем столь разнообразна, что частенько создается впечатление, будто ее написали несколько человек.

История школы


Старейшим музыкальным учебным заведением Санкт-Петербурга является известная детская музыкальная школа имени Андрея Петрова. Открытие этого заведения датировано далеким 1925 годом. В то время это была простая детская музыкальная студия

       Категория  Рахманинов » Первые сочинения

Первые сочинения РахманиноваКроме работы под руководством Танеева, серьезным стимулом к творчеству явилось и влияние соучеников: среди них был Александр Скрябин, пятнадцатью месяцами старше Сергея, коренной москвич и, как и сам Рахманинов, выдающийся пианист. Скрябин, Пресман и ИосифЛевин входили в класс Сафонова, и все они вскоре стали близкими друзьями Рахманинова.
Кроме общества талантливых товарищей по классу, огромное влияние на молодого музыканта оказал и сам Танеев. Впервые Рахманинов встретился с ним у Зверева, а Скрябин еще до поступления в консерваторию брал у него частные уроки. Знания Танеева были легендарными: ученик Чайковского, он вскоре превзошел своего учителя, и позже уже Чайковский у него учился. Танеев, будучи москвичом, одобрял идеи Балакирева и его последователей, но не соглашался с методами, которые предлагала Могучая кучка. Он отстаивал необходимость глубокого музыкального образования, а не примитивизма, столь любезного Балакиреву. Даже манера его поведения оказывала огромное влияние на учеников. Когда Танеев внезапно скончался в 1915 году, в возрасте пятидесяти восьми лет, Рахманинов написал некролог, в котором так описывал этого человека:
...Своим личным примером он учил нас, как жить, как мыслить, как работать, даже как говорить, так как и говорил он особенно, «по-танеевски»: кратко, метко, ярко. На устах у него были только нужные слова. Лишних, сорных слов этот человек никогда не произносил. Представлялся мне он всегда той «правдой на земле», которую когда-то отвергал пушкинский Сальери...
Главным событием 1889 года для музыкальной России был приезд в Санкт-Петербург Оперной труппы Неймана, в исполнении которой, под управлением дирижера Карла Мука, прозвучало Кольцо Нибелунгов Вагнера. На этих представлениях присутствовал известный русский бас Федор Стравинский, сыну которого, Игорю, было тогда семь лет. Под влиянием талантливых товарищей Рахманинов тянулся к композиции, но Зверев думал иначе. Он готовил из Рахманинова пианиста, и Сергей был прекрасным учеником. Отдать этот большой талант композиции было для Зверева немыслимо. Однажды Рахманинов пожаловался, что, находясь на квартире у Зверева, он не может сочинять, потому что фортепиано и рабочий кабинет приходится делить с другими учениками. Зверев воспринял эту жалобу как личное оскорбление, произошла серьезная ссора, что было почти неизбежным следствием конфликта между суровой манерой Зверева и подростковым стремлением Сергея к самоутверждению. Целый месяц отношения между ними были накалены, но ни тот, ни другой не хотели уступить. Стало ясно, что Рахманинову придется оставить квартиру, и Зверев отвез его к тете, Варваре Сатиной, сказав, что далее Сергей у него оставаться не сможет. На следующий день Рахманинов съехал.
Кроме глубокого музыкального влияния, которое Зверев оказал на своих учеников, четыре года, проведенные у этого прекрасного преподавателя, подействовали на Рахманинова и в другом отношении. Те, кто знал их обоих, говорили о сходстве их манеры поведения и отношения к людям. Хотя Рахманинов не был таким диктатором, как Зверев, но позже его отстраненная и сдержанная манера поведения всегда бросалась людям в глаза уже при первой встрече. Она, несомненно, объяснялась годами, проведенными со Зверевым и в классе у Танеева, потому что находилась в разительном несоответствии с его мальчишеским добродушием до приезда в Москву.
Мать, которая все еще жила в Санкт-Петербурге, предложила ему приехать домой и закончить курс в здешней консерватории. Предложение было заманчивым — там преподавали Римский-Корсаков и Антон Рубинштейн. Но Рахманинов отказался: он получил музыкальное образование в Москве и считал себя обязанным держать сторону этого города в соперничестве между двумя консерваториями.
Однокашник Сергея Михаил Слонов на время приютил его у себя, а затем тетя Варвара освободила для него комнату в своем московском доме, где ему и предстояло прожить несколько месяцев. Это был прекрасный выход из положения, так как начался новый учебный год, и к урокам композиции у Танеева прибавились занятия фугой с Аренским.
Перемена обстановки и наличие собственной комнаты дали ему, наконец, мир и покой, а ежедневное пребывание в домашнем женском кругу и завершение учебы в консерватории начали высвобождать музыку, переполнявшую душу Рахманинова. Он написал две пьесы для струнного квартета (Романс в соль минор и Скерцо в ре-бемоль), которые впервые были исполнены в авторском варианте Квартетом имени Бетховена в октябре 1945 года в Москве.
В другой же аранжировке,— возможно, для струнного оркестра,— их можно было услышать в Москве 24 февраля/9 марта 1891 года. Дирижировал Сафонов, сменивший Танеева на посту ректора консерватории в 1889 году.
В ноябре Рахманинов начал писать наброски к Фортепианному концерту до минор. Пьесы для струнного квартета он посвятил Александру Зилоти, а двоюродные сестры, которые жили вместе с ним в его новом доме, вероятно, подсказали ему идею начать писать романсы, первые из которых появились весной 1890 года. Этим романсам предшествовал полифонический экзерсис, мотет из шести частей Deus Meus, несомненно навеянный впечатлениями от частых посещений церкви вместе с бабушкой.
Первый из трех романсов, У врат обители святой, написанный 29 апреля/12 мая, он посвятил своему другу Михаилу Слонову (тоже любившему петь) в благодарность за поддержку, которую тот оказал Рахманинову во время разрыва со Зверевым (так что слова здесь так же важны, как и музыка). Второй, Я тебе ничего не скажу, появился двумя днями позже. Третий, Опять встрепенулось ты, сердце, не датирован, но вполне мог появиться в то же время.