Статьи

Свежие новости

Онлайн казино Вулкан - рай для ..
Привычные любителям азартных игр оффлайн заведения постепенно становятся символом уходящего прошлого ...

Тайский массаж - основные прин ..
Как бы не странно это звучало, но тайский массаж зародился в Индии, а вовсе не в Таиланде.

Детский клуб "Дирижабль"
Команда детского клуба "Дирижабль" уверена - для полноценного развития детей отдых необходим им не м ...

хостинг от .masterhost

Андрей Петров


Петров Андрей Павлович – классический композитор русского музыкального искусства. Он – известный деятель интеллигенции Санкт-Петербурга. Музыка, написанная Андреем столь разнообразна, что частенько создается впечатление, будто ее написали несколько человек.

История школы


Старейшим музыкальным учебным заведением Санкт-Петербурга является известная детская музыкальная школа имени Андрея Петрова. Открытие этого заведения датировано далеким 1925 годом. В то время это была простая детская музыкальная студия

       Категория  Рахманинов » Триумф

ТриумфК лету 1892 года в жизни Рахманинова все складывалось удачно. Он вышел в мир полностью подготовленным к той карьере, которую избрал, будучи уверен в себе и своем таланте, а годы, проведенные со Зверевым и Танеевым, сделали из него человека спокойного, воспитанного и сдержанного. Он умел держать себя в любом обществе, что было необходимо для артиста, вращающегося в высших кругах. Юность, проведенная вдали от дома, сделала его независимым — вспомнить хотя бы, что даже отец обращался к Сергею за помощью. Рахманинов любил вкусно поесть, предпочитал блюда традиционной русской кухни, хорошее вино и пиво. Но он никогда не пил много — только для того, чтобы расслабиться и чувствовать себя непринужденно в дружеской и семейной обстановке. Манера поведения Рахманинова выдавала развитое чувство юмора, которое он и не скрывал в узком кругу друзей — заразительно смеялся, и при удачной шутке его обычно невозмутимое лицо вдруг трогала улыбка, переходящая в неудержимый смех, а на глаза наворачивались слезы. Когда Рахманинов бывал в таком настроении, никто не мог оставаться серьезным. Каникулы, проведенные в Ивановке, не прошли даром. Сергей стал первоклассным наездником. Как того требовала тогдашняя мода, он курил, и довольно много: не меньше двадцати крепких сигарет в день. Но Сергей обладал от природы, да и благодаря физическим упражнениям, крепким здоровьем, что позволило ему перенести сначала дифтерию, а в 1891 году — лихорадку. Руки у Сергея были огромными, а физическая сила —легендарной. Он был почти двухметрового роста, и ум его не уступал физическому развитию. Рахманинов к тому времени уже пережил потерю близких людей, но проявил при этом душевную стойкость и способность преодолевать депрессию.
Слухи, что его дипломная опера имела успех у экзаменационной комиссии, разлетелись очень быстро. О Рахманинове услышал преуспевающий издатель популярных музыкальных произведений Карл Гутхеиль, собиравшийся расширить каталог своего издательства за счет серьезной музыки и искавший молодого композитора, который не запросит слишком много. Издатель был знаком со Зверевым и спросил его мнение относительно музыки Рахманинова. Зверев, со стыдом вспоминавший о нелепой ссоре со своим учеником, дал Гутхейлю восторженный отзыв о молодом композиторе, а затем, рассказав Сергею о своем разговоре с издателем, посоветовал ему поговорить с опытным композитором, прежде чем рассматривать любое предложение Гутхейля.
Зверев договорился, что Рахманинов встретится с Чайковским, как только тот появится в Москве. Но Гутхеиль поспешил; он приехал к молодому композитору еще до встречи того с Чайковским и попросил Сергея назвать свои условия. Рахманинов не имел понятия, сколько следует запросить, и попросил Чайковского принять его как можно быстрее. Встреча состоялась. Чайковский был рад тому, что издатель сам обратился к Рахманинову, а не наоборот, как это бывает почти всегда, но дал юноше весьма практичный совет: пусть условия сначала назовет Гутхеиль, чтобы Сергей мог сам принять окончательное решение.
После нескольких встреч, во время которых обе стороны ходили вокруг да около, не называя определенной суммы, Гутхеиль предложил 500 рублей за три работы Рахманинова: Алеко, романсы и Две пьесы для виолончели и фортепиано. Если бы Сергея не предупредили заранее, что примерно такую сумму и следует требовать, он бы не смог сдержаться и выдал бы свою радость. Для молодого композитора 500 рублей были целым состоянием. В то время его заработок составлял 15 рублей в месяц — у него был один-единственный ученик. Обе стороны были довольны сделкой, и время показало, что Гутхеиль сделал превосходный выбор. Он оставался верным Рахманинову до самой своей смерти в 1914 году. После этого издательство перешло в руки Сергея Кусевицкого.
Часть лета Рахманинов провел в поместье Коноваловых, давая ежедневные уроки игры на фортепиано их сыну Александру. Вскоре Гутхейль приступил к работе. Рахманинов получил от него первые гранки, выправил их и вернул обратно. У него появилась возможность написать фортепианную партию для Алеко (подготовить ее к экзамену он не успел), Гутхейль хотел опубликовать оперу в двух вариантах — для фортепиано и в полном. По неизвестным нам причинам Гутхейль не опубликовал полный вариант, а просто предлагал его желающим напрокат. Переложение же для фортепиано вышло быстро и хорошо раскупалось.
Летом приехала мать, и жить стало веселее. А главное, видимо по протекции влиятельного родственника, Алеко бьш предложен вниманию руководства Императорской оперы и принят к постановке на следующий год. Новость была великолепной: на это Сергей не смел и надеяться. Но успех не вскружил ему голову. В июне Рахманинов написал Наталье Скалон и рассказал ей о готовящейся постановке, жизнерадостно заметив при этом, что опера, возможно, не будет иметь успеха, потому что композитор он неопытный, а «первые оперы» обычно проваливаются.
После того как Алеко был принят к публикации и к исполнению, Рахманинов стал подумывать о следующей опере. В 1892 году он решил было написать по мотивам Ундины Жуковского и, возможно, сказал об этом Чайковскому. Если он сделал это, то Чайковский, скорее всего, был заинтригован, поскольку сам написал оперу на эту тему в 1869 году но в 1873-м, после того, как ее не приняли к постановке, уничтожил. Позже Чайковский снова хотел взяться за Ундину по новому либретто, написанному его братом Модестом, но оно ему не понравилось, и теперь он попросил Модеста отослать либретто Рахманинову. Произошло любопытное совпадение: до этого Рахманинов сам обращался к Модесту Чайковскому через Зверева. Поэтому, если бы молодой композитор действительно захотел написать оперу Ундина, либретто было к его услугам. Но мы несколько забегаем вперед, поскольку премьера Алеко еще не состоялась, а события вокруг Ундины в основном развернулись после нее.