Ю. Шапорин о Шопене

Ю. Шапорин о ШопенеМне было около четырех лет, когда, сидя у рояля, на котором играла моя мать, я впервые услышал звуки, с невыразимой силой отозвавшиеся в моем детском сердце. С тех пор прошло семь десятилетий. Но эти первоначальные впечатления не потускнели и с той же силой отзываются в моем сердце всегда, когда я слушаю или играю музыку Шопена.
Какое в ней богатство мелодий, какое роскошество в гармониях, какая отточенность формы, какое искреннее, неподдельное веселье, а чаще и больше всего какое неизбывное горе! И все это великий композитор подслушал у родного ему польского народа, сыновнюю любовь к которому он пронес через всю свою недолгую жизнь.
У Шопена, сочинявшего главным образом для фортепиано, нет, за исключением, пожалуй, его первых опытов в композиции, несовершенных произведений. Объяснение этому редкому явлению следует искать не только в его гениальном творческом даре, но и в его интеллекте. Разбирая его сочинения, удивляешься не только его гениальному таланту, отразившемуся в них, но и замечательному уму композитора.
Роль Шопена в развитии современной музыки поистине огромная. Он обогатил мировую музыкальную культуру и новым художественным содержанием, и новыми формами. Истинный поэт фортепиано, он блестяще раскрыл выразительные возможности этого инструмента Подобно гениальному Глинке, Шопен на основе родной национальной песни и национального танца проложил новые пути для развития музыки.
Имена Шопена и Глинки не случайно так часто сопоставляются.
Как Глинка явился родоначальником русской национальной музыкальной школы, так Шопен стал основоположником польской школы. Их именами открывается блистательный список славянских композиторов — русских, польских, чешских, чье глубоко демократическое, прогрессивное творчество представляет собой неоценимый вклад славянских народов в мировое музыкальное искусство.
Все творчество Шопена корнями уходит в польское народное искусство. Он сделал его источником художественного вдохновения. В этом заключается причина той горячей любви, которую питали к Шопену все великие русские композиторы, начиная от Глинки, видевшего в Шопене родственное себе дарование.
Владимир Стасов, замечательный русский критик, точно определил свойства музыки Шопена, заметив, что ненасытная страстная привязанность к своему отечеству никогда не иссякала в нем и провела величавую, глубокую черту в его созданиях.
Это одинаково верно по отношению к большим и малым произведениям Шопена — к его сонатам, представляющим собой грандиозные и полные драматизма картины народной жизни, его балладам, превосходным миниатюрам, импровизациям, прелюдиям и мазуркам». Ведь это о мазурках Шопена выдающийся советский ученый академик Асафьев говорил, что «здесь вся Польша, ее народная драма, ее быт, чувствования, культ красоты в человеке… ее думы и песня».
Для каждого возраста есть своя неоценимая прелесть в чтении стихов Пушкина и Мицкевича. Для каждого возраста есть и своя особая прелесть в музыке Шопена. С детства мы знаем звуки шопеновских вальсов, нас пленяют ритмы мазурок, но только с годами мы начинаем понимать, какие глубокие поэтические мысли заключены в этих бессмертных музыкальных поэмах.
Шопен остался верен родине на всю жизнь и воспевал ее в своем чудесном творчестве. В его полонезах раскрываются образы исторического прошлого польского народа, звучат героические призывы к борьбе, вера в светлое будущее Польши. И не только в этих произведениях, непосредственно связанных с польской народной музыкой, но и во всех других Шопен развивает тему родины. Любовь к родной земле и думы о ней наполняют волнующим содержанием и его баллады, и знаменитую фантазию, и скерцо, и сонаты.
Глубокое и сложное содержание музыки Шопена выражено им с необычайной простотой, искренностью, задушевностью, и это способствовало широкому ее распространению. Его мелодии запоминаются, как нечто близкое и дорогое. С этим сочетается и богатство гармонии, на что обратил внимание еще Римский-Корсаков, писавший, что положительно непостижимо, каким образом в Шопене, в одном лице, совместились две гениальные способности — дар величайшего мелодиста и гениальнейшего и оригинальнейшего гармонизатора.
Все свои творческие силы Шопен, замечательный пианист, отдал фортепиано. Поэтичность шопеновской игры, смелость и красочность ее звучаний нашли свое полное выражение и в сочинениях композитора.
Шопен неустанно совершенствовал свои произведения и стремился придать предельную ясность и законченность своим замыслам. Форма его сочинений органически сочетается с содержанием. Не потому ли произведения великого музыканта так жизненны, так глубоко впечатляющи? Не потому ли само время оказалось бессильным перед ними?

справка 095 уВ своем творчестве Шопен был необычайно многообразен. Его музыка знает и героические порывы, и глубокий драматизм. Она бывает исполнена поэтической созерцательности и великолепного сочного юмора; в ней можно найти и картины природы, и философское раздумье. И все это выражено с подкупающей искренностью, глубокой человечностью. Искусство Шопена воодушевлено высокими гуманистическими идеями, оно — сама воплощенная поэзия, сердечная и пленительная.
Польский народ чтит в Шопене, как и в Мицкевиче, своего величайшего национального гения. Вместе с тем музыка Шопена близка, дорога и понятна всем народам; она стала достоянием всего культурного человечества. Как известно, интернационализм в искусстве рождается не на основе умаления и обеднения национального искусства. Наоборот, интернационализм рождается там, где расцветает национальное искусство.
Музыка Шопена уже давно завоевала широчайшую популярность в нашей стране. Великие русские композиторы особенно ценили в творчестве Шопена его подлинную народность, национальный дух. Римский-Корса-ков писал: «Польский национальный элемент в сочинениях Шопена, которые я обожал, всегда возбуждал мой восторг. В опере на польский сюжет мне хотелось заплатить дань моему восхищению этой стороной шопеновской музыки» (речь идет о посвященной памяти Шопена опере «Пан-воевода»).
Горячо любил Шопена Балакирев. Он был превосходным исполнителем его сочинений, переложил некоторые из них для симфонического оркестра, заново оркестровал поэтичный концерт Шопена.
Русские музыканты не только восхищались творчеством Шопена, они выступили его активными пропагандистами, помогли лучше и глубже узнать его. Музыка польского композитора нашла в России вдохновенных исполнителей: Балакирева, братьев Рубинштейн, Танеева, Лядова, Скрябина, Рахманинова и многих других. Русские пианисты особенно глубоко раскрыли содержание шопеновского творчества, они создали классическую традицию исполнения шопеновских произведений. Эта традиция продолжена и талантливо развита блестящей плеядой советских пианистов.
Советским пианистам чужда салонная манера исполнения Шопена. Он для них — носитель больших идей, и наши пианисты стремятся передать активность, жизненную силу и народность искусства Шопена. Это позволяет им раскрыть богатство шопеновской музыки с большой художественной убедительностью.
Советский народ любит музыку Шопена за ее вдох новенную красоту, за богатство выраженных в ней чувств, за то, что она помогает лучше познать передовую культуру дружественного им польского народа.

 

Статьи